Нервный и минорный 2011 г., уходя, оставил участникам топливного рынка страны две новости – хорошую и плохую. Хорошая заключалась в том, что Межведомственная комиссия по международной торговле закончила тянувшееся без малого год специальное расследование в отношении импорта в нашу страну отдельных продуктов переработки нефтяного сырья без применения специальных мер. Это позволило облегченно вздохнуть подавляющему числу украинских трейдеров и всем отечественным потребителям. Плохая же была связана с принятием Верховной Радой в тот же день, 22 декабря, во втором чтении и в целом законопроекта об индексации акцизов на бензин и дизельное топливо на величину инфляции. Последнее позволило многим СМИ вдоволь пофантазировать на тему скорого и неизбежного роста цен на нефтепродукты.

При этом информационные коекакеры из «Глобалиста» сослались даже на директора Института трансформации общества Олега Соскина, не разобравшись (видимо, с перепоя), что его фраза о подорожании бензина «до рекордного максимума к началу марта» была произнесена ровно год назад, в январе 2011-го. За день до «озарения» «Глобалиста» журналисты не в пример более авторитетного «Дела» заметили, что в 2012 г. «украинский рынок нефтепродуктов не застрахован от новых скачков. Цены на АЗС будут расти по двум причинам: ускорение темпов инфляции и спекуляции нефтетрейдеров».
Это достаточно осторожное предположение вызвало гневную отповедь департамента информации и коммуникаций с общественностью Секретариата Кабинета Министров Украины, который безапелляционно заявил, что инсинуации отечественных СМИ о якобы ожидаемом в новом году повышении цен на нефтепродукты безосновательны. В сообщении департамента от 4 января, в частности, говорится: «Никаких объективных причин для подорожания бензина нет». Если бы!
Радует, что в Кабмине начинают понимать важность информационной политики. Но ее эффективная реализация невозможна без реформирования государственного управления, которое по-прежнему осуществляется в ручном режиме, при отсутствии хотя бы среднесрочного прогнозирования, без оценки эффективности альтернатив, на основе тенденциозных и необъективных данных. Конечно, можно и нужно ставить на место информационных провокаторов, умышленно дестабилизирующих топливный рынок в угоду владельцам СМИ. Но делать это следует как можно более обоснованно.
Если бы в структуре розничных цен на нефтепродукты в Украине доминировала налоговая составляющая (как это было, например, в Великобритании в первой половине 2000-х), то с учетом прогнозов, обещающих относительную стабильность нефтяных котировок в 2012 г., действительно можно было бы говорить об отсутствии «объективных причин для подорожания бензина». Однако в нашей стране отпускная цена нефтепродуктов зависит от стоимости сырья не на 35%, как в большинстве стран Европы, а на все 60. Иначе говоря, Украина привязана к биржевым котировкам вдвое крепче, чем все наши западные соседи.
Неужели в Белом доме на Грушевского способны гарантировать, что мировая цена на нефть в 2012 г. не изменится? Вряд ли. Ведь украинские чиновники не в состоянии пообещать даже стабильность существующего порядка налогообложения. Наглядным примером этого стала упомянутая выше индексация Верховной Радой ставок акциза на нефтепродукты на величину инфляции. А сколько еще инициатив министерств и служб, желающих поправить свои дела за счет увеличения налогов, ждет своего часа! (Чего стоит одно только предложение Мининфраструктуры об унификации акцизов на дизельное топливо.)
Отдельные пероскребы уже поспешили заявить, что «с нового года ездить по Украине стало дороже». Однако принятый Верховной Радой 22 декабря (с нарушением закона – со второй попытки) законопроект от 28.10.11 №9356 «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины» был подписан Президентом лишь 10 января. Так что еще рано говорить о неизбежном подорожании бензина «к середине января на 15…16 коп», «росте цен на 15…20 коп» и т.п. Не следует забывать и о сформированном участниками рынка в декабре большом потенциале для снижения цен на нефтепродукты (в первую очередь высокооктановый бензин), который способен с лихвой компенсировать увеличение акциза.
Впрочем, безосновательные пророчества служителей пера о скором подорожании бензина до 14 грн и выше мало чем отличаются от творчества 239 никчемышей, проголосовавших за увеличение акцизов на 8,9% (прогнозный индекс потребительских цен). При этом «народные избранники» в очередной раз проигнорировали (а, скорее, даже не читали) замечания главного научно-экспертного управления аппарата Верховной Рады, дважды подчеркивавшего, что:
– предложенный документ противоречит Налоговому кодексу, которым определен принцип стабильности налогового законодательства и установлены исключительные полномочия Кабинета Министров по внесению на рассмотрение Верховной Рады законопроектов о внесении изменений в Налоговый кодекс;
– законопроект не согласуется с Бюджетным кодексом, согласно которому законы Украины, которые влияют на показатели бюджета, принимаются «после 15 июля года, предшествующего плановому, и вводятся в действие не раньше начала бюджетного периода, следующего за плановым» (то есть, с 1 января 2013-го, а не 2012 г.);
– ежегодное изменение ставок акциза на постоянно растущий индекс потребительских цен усложняет планирование деятельности субъектов хозяйствования, что негативно отразится не только на стабильности их работы, но и на экономике в целом;
– авторы законопроекта не привели никаких аргументов, обосновывающих необходимость повышения ставок именно на предлагаемую величину, а также обязательного в таком случае финансово-экономического обоснования и расчета влияния предлагаемых изменений на состояние налогоплательщиков. Хотя, как показывает практика, рост акциза почти всегда приводит к увеличению случаев его неуплаты и повышению цен на конечную продукцию.
Создается впечатление, что обитатели Цирка на Мариинской площади давно уверовали в собственную неподконтрольность и непогрешимость, а принятая каждым из них Присяга «придерживаться Конституции Украины и законов Украины, исполнять свои обязанности в интересах всех соотечественников» превратилась в обещание одного сказочного персонажа, который говаривал: «Мое слово. Хочу – даю. Хочу – беру обратно». Не получилось бы, как в анекдоте.

Идет заседание Верховной Рады. Из последнего ряда балкона к перилам лезет мужчина:
- Товарищи, расступитесь, мне не видно.
- Вам дать бинокль?
- Нет, спасибо, у меня с оптическим.

Просмотров: 759