Недавно у меня в голове возник вопрос, что, кроме бэнкинга, меня интересует по-настоящему.  Размышлять долго не пришлось. В список попали спорт, фармакология и сельское хозяйство. Конечно, не в самом широком смысле слова, а во вполне конкретном контексте. Жить за город я перебрался лет девять назад.  Тогда же и построил хлев. Это произошло как-то совсем гармонично: я не размышлял над вопросом, нужен ли он и зачем. Возник лишь вопрос, кого и в каком  количестве в нем держать, но и с ним я мучился недолго. Примерно «пальцем в небо», опираясь на опыт деревенских каникул, завел три десятка курей. Наука, полученная в детстве в деревне в полтавской области, подсказала, что 20 курей в летнее время несут около десятка яиц в день. Исходя из потребностей семьи я и определил численность поголовья постояльцев курятника. Стоит отметить, что решение завести хозяйство было абсолютно естественным. Равно как и не была искусственной потребность в «чистых» продуктах. В здоровом питании. Я нигде об этом не читал, мне никто об этом не говорил. Позднее я узнал о теории, что человеку стоит питаться теми продуктами, которые выращены в местности, где он живет. В таком случае внутри у него с физиологической точки зрения все «происходит» гармонично. «Здоровый стол» конвертируется в здоровый сон и здоровый стул. В общем, преимущества такого подхода сомнений не вызывали. Я стал больше интересоваться этим вопросом и со временем мое отношение к нему эволюционировало. Пару лет назад я всерьез заинтересовался немецкими стандартами «эко» в сельском хозяйстве и даже летал в Баварию, чтобы своими глазами увидеть их применяемыми на практике.  Много общался на эту тему с москвичами, где нынче настоящий «экопродуктовый» бум. Но прежде меня заинтересовал очень простой вопрос: откуда берутся продукты, скажем, на «Бессарабке»? Кто и как их выращивает? В Германии  существует несколько аграрных эко сообществ с очень высокими требованиями к ведению хозяйства. Если европейские стандарты позволяют выращивать животных на кормовой базе «извне», то в Германии  доля «чужих» кормов не должна превышать 50%. Не менее половины кормовой базы должны выращиваться самими фермерами. Стоит ли говорить, что к выращиванию того, чем кормят животных, предъявляются не менее жесткие требования. Никаких пестицидов, химических удобрений. Если их нет в корме, значит их нет в молоке, мясе и яйцах.  Значит они не попадают к вашим детям. Можно ли быть уверенным, что мясо, купленное на «Бессарабке», выращено хоть по каким-то стандартам? Лет 5-6 назад, когда к курам  присоединились утки, гуси и кролики, у нас появилась коза. Я и мои дети начали пить козье молоко. Начали выглядеть лучше. Я начал интересоваться, почему от одного молока может быть расстройство, а от другого – нет. Чем козье молоко отличается от коровьего. Оказалось, что молоко это не такой простой продукт. Кроме лактозы, вызывающей диарею у некоторых людей, в молоке могут содержаться бактерии и вирусы. Козы, такие же животные, как и люди, и так же болеют. Меньше, чем коровы, в силу более «продвинутой» иммунной системы, но все же болеют. Сейчас все в моей семье, за исключением троих ее членов, пьют козье молоко. Не пьют только потому, что оно им не нравится по вкусовым качествам. Коровье молоко мы покупаем за 18 километров от дома. По всем признакам, хозяйство, в котором мы это делаем, производит его по эко стандартам. Но полностью я в этом уверен быть не могу. Со свечкой я у этих коров во время кормежки не стоял и вовсе не уверен, что их не кормят комбикормом. Просто потому, что такой рацион дает принципиально другую производительность животного и качество (в смысле химического состава) молока. Украинские стандарты, определяющие состав комбикормов, весьма лояльны к их производителям. Не стану врать по поводу конкретных параметров, но, например, допуски по граничному содержанию гормональных препаратов в комбикормах в Украине гораздо выше, чем в Европе. Впрочем, это и не особенно важно в свете обсуждаемой темы: от того, сколько конкретно гормональных препаратов  - одна сотая или одна десятая – попадает с едой к вашим детям, приставка «эко» не становится больше или меньше. Здесь, как и в случае с беременностью, некорректно оперировать понятием «немножко». Если уж занялся тем, чтобы такие препараты не оказывали влияния на твоих детей, делай это до конца. Потому-то я и хочу купить корову. Чтобы все остальные члены моей семьи, могли пить настоящее молоко без «допустимых суточных норм» чего-то, что в других дозах официально вызывает последствия. Я нашел производителя зерна, который уже 30 лет выращивает его без добавления даже грамма химических соединений. Будь-то пестициды или минеральные удобрения. Это 300 км от моего дома, но я езжу за зерном туда. Чтобы козы ели здоровую пищу и давали здоровое молоко. Мама против коровы. Нет, она не занимается всем хозяйством сама. Но она вовлечена в процесс и прекрасно понимает, что корова это большая забота. Это член семьи, который тоже болеет, с которым нужно ходить к ветеринару, делать прививки, защищать ее от оводов, чего, например, не нужно делать с козой. Все это очень хлопотно и, не стану скрывать, довольно дорого. Чтобы обеспечить бескомпромиссное «эко» сельхозпроизводство нужно замыкать весь процесс на одном хозяйстве. Без химтехнологий производительность всего сильно снижается. Это касается и «покосов» и «надоев». Что прибавляет гривен к и без того высокой себестоимости. В промышленном производстве курятины, например, никто не заботиться о том, что едят куры. Точнее заботятся, но в совершенно ином контексте. Здесь важно, достигнет продуктивного возраста особь на 92-й день или на 89-й. Эти три дня оправдывают любые меры. В ход идет все, что не запрещено. А потом эта курица попадает к Вам на стол. И что любопытно, на вкус она все та же курица. Но в остальном… Впрочем, кошмары додумайте сами. Сейчас в нашем хозяйстве довольно много животных. Начиналось все с кур. Затем к ним присоединились кролики, гуси и утки. Козы и бараны были позднее. Последней к нам присоединилась ослиха. Она появилась после того, как я в беседе с одним товарищем случайно обронил, что мечтаю попробовать ослиное молоко, потому что оно является наиболее близким по своему составу к материнскому. В Европе это весьма популярная тема, даже есть несколько специализированных фермерских хозяйств. Молоко дорогое, потому что его очень мало: одна ослиха дает не больше двух литров молока в сутки. Меня посещали мысли поставить такое производство на коммерческие рельсы и в каком-то режиме это даже реализовано в моем нынешнем хозяйстве. Но здесь речь идет не столько о заработке, сколько о продаже излишков по себестоимости друзьям, близким и знакомым. В промышленном масштабе это очень сложно. Об этом много говорят, но все в итоге упирается в два препятствия: цену и веру. Рынок потребления таких продуктов довольно узок. Одни просто не верят в приставку «эко», для других важна цена. И не существует технологий, которые могли бы помочь их преодолеть. Чтобы окупать небольшое фермерское хозяйство нужно продавать продукцию в полтора – два раза дороже, чем на «Бессарабке». У меня, например, такого спроса нет. Есть, но он не постоянен. Но здесь не вполне уместно говорить о цене. В действительности, если семья приняла решение перейти на экопродукты, цена уходит на третий план. Впереди качество продуктов и доверие к производителю. Цену же нужно платить ту, которую декларируют.
Просмотров: 2487