Заёмщики банков, которых кризис и действующая власть отправили в финансовую пропасть, обращаясь к консультанту или юристу, часто не знают, что они реально от него хотят.   Где-то в глубине души они понимают, что обращаются за помощью в разрешении долговой проблемы, но... при этом их тяготит   внутренний конфликт –  между привитым обществом убеждением, что “долги нужно отдавать”  - и пониманием, что сумму, насчитанную банком нереально выплатить за всю жизнь. С начала кризиса, немалое количество людей, не нашедших для себя решения этой задачи, покончили жизнь самоубийством. Но они – лишь верхушка айсберга в числе тех, кто лично пострадал от совместных действий власти и банковской системы, направленных на обнищание населения. Сложно подсчитать сколько семей, распалось из-за финансовых проблем, связанных с кредитом, сколько людей спились или лишились своего единственного жилья. Однако есть среди нас и те, кто привык выходить из любой ситуации победителем. Я опишу разговор с одним из клиентов, который сам нашёл решение долговой проблемы. Не берусь судить, правилен ли его выбор или нет, но… у меня сложилось ощущение, что я разговариваю со счастливым человеком. Дело было вечером в пятницу, когда закончив работу, можно было пообщаться  и на отвлечённые темы. Мой собеседник – назовем его Сергей – предприниматель средних лет, отец молодого семейства. В 2007 году он взял несколько валютных кредитов на покупку квартиры и её обустройство. Затем, как и большинство других заёмщиков, пострадал в результате девальвации гривны и не мог обслуживать свои обязательства. Какое-то время он был подавлен, пытался договариваться с банками, судиться, но вскоре его дела снова пошли в гору, и я решил расспросить, чем же закончились долговые проблемы. - Я решил проблему с банками. Я выиграл! Мой собеседник был явно доволен достигнутым результатом. - Ты выиграл суд с банком о недействительности кредитного договора? – уточнил я. - Нет суд я проиграл. Но суд – это бой. Я проиграл бой, но выиграл войну. - Как? – пытаясь мыслить на уровне права, я пытался разобраться в ситуации. - Всё очень просто. Я решил, что я долг банку не отдам. Никогда. - Оригинально – с усмешкой ответил я – Но банк же не будет сидеть, сложа руки. - Конечно, не будет. Вот давай смоделируем ситуации – ты будешь говорить, что бы ты сделал на месте банка, а я отвечу, что сделаю в этом случае. - Хорошо. – мне уже стало любопытно. - Итак, первым делом, я бы подал в суд иск о взыскании задолженности. - Отлично, а я начал бы затягивать рассмотрение дела. Благо грамотный юрист может не один год тянуть суд. При этом, я ничего не плачу банку, а накапливаю деньги, чтобы выкупить свой залог с торгов. А если выкуп залога меня не интересует, то я бы сдавал его в аренду, чтоб зарабатывать на нём, или пользовался сам, сколько это будет возможно.   - Допустим. С квартирой или магазином так можно, но что делать с залоговым автомобилем – его ведь банк может физически забрать и без решения суда? - Теоретически может – по исполнительной надписи нотариуса или методом грубой силы. Но исполнительную надпись нотариуса легко через суд признать не подлежащей исполнению, а нотариусу создать проблемы жалобами в Министерство юстиции Украины и в правоохранительные органы.   - Хорошо, а если банк силой заберёт залоговый автомобиль? - Не заберёт. Он может забрать авто только у тех, кто не сопротивляется, или кто напуган настолько, что сам добровольно всё отдаёт. А если собственник автомобиля (а что я – владелец записано в техпаспорте), настроен решительно, то его стараются не трогать. Сотрудники банка понимают, что в отличие от милиции и государственной исполнительной службы, не имеют никаких полномочий изымать чужую собственность без согласия владельца, даже залоговую. И газовый баллончик, электрошокер, травматический пистолет или ружьё легко помогут им осознать неправомерность своих действий. - Согласен. Каждый человек имеет право на самооборону и на защиту своего имущества. Но ведь рано или поздно банк получит решение суда. И за твоим имуществом придут государственные исполнители. Что тогда будешь делать? - Ну во-первых, придут не за всем моим имуществом, а только за залоговым. Потому что то, что не отягощено залогами я продал или подарил доверенным лицам задолго до суда. Когда понял, что не могу обслуживать кредит. Препятствовать же госисполнителям я, конечно, не могу и не буду – они в отличие от банкиров, в большинстве своем, нормальные, понимающие люди. - Хорошо. Предположим, что исполнительная служба продаст залоговое имущество твоему доверенному лицу или постороннему человеку – для банка это уже не важно. Ему важно, что долг не будет погашен полностью, останется остаток, который также нужно вернуть. - Нет. Не нужно. Потому, что банк больше ничего не может сделать заёмщику. Исполнитель, продав залог, вернёт исполнительный лист с постановлением об отсутствии имущества у должника. И –  всё. - Но долг ведь никуда не денется. Он будет висеть. - Ну и что? Пусть висит. Висит, но не тянет! – рассмеялся мой собеседник. - Но банк же снова будет подавать исполнительный лист на исполнение. - Будет. А исполнитель будет убеждаться в отсутствии на мне зарегистрированного имущества и возвращать лист назад. - Но могут же закрыть выезд из страны? - Теоретически могут, но сейчас это сложно. - Почему? - Потому, что в Постановлении Пленума ВССУ номер 5, которое ты знаешь лучше меня, указано, что суд может запретить выезд по ходатайству исполнителя, если есть доказательства уклонения должника от исполнения решения суда. Ключевые слова здесь – доказательства уклонения. А я не уклоняюсь, от исполнителей не прячусь. Пишу им заявления о том, что обязательно исполню решение суда, но сейчас временно не имею необходимых средств. Более того, я, с особым цинизмом, перечисляю каждый месяц какую-то сумму, например девять гривен и одиннадцать копеек на счёт исполнительной службы, как частичное исполнение решения. То есть, решение исполняется – где же тут доказательства уклонения? Так что за запрет выезда я не переживаю. Даже если бы и запретили – взял бы справку у врача, что мне нужно лечение в Австрии, дал бы кому нужно пятьсот долларов, и мне бы отменили запрет на выезд. Ты-то лучше меня знаешь, какая в наших судах коррупция. - Да, в судах с этим беда… Но твоя идея с ничтожно мелкими платежами банку мне нравится – в теории банк получит всю причитающуюся ему сумму… через 700 лет! Мы рассмеялись. - Допустим, банк не может тебе создать никаких неудобств. Но ведь ты не сможешь оформлять на себя никакое имущество! - Подумаешь – беда. Были бы деньги, чтоб это имущество купить! А уж на кого его оформить – всегда найдётся. Благо родственников и доверенных лиц у меня хватает. - А если что-то незапланированное произойдёт с родственником или другом? Разругаетесь, например. - Я за это не переживаю. А если бы переживал, то отяготил бы, оформленное на друга имущество, залогом или ипотекой в свою пользу – якобы он взял у меня заем под залог этого имущества. Тогда он ничего не сможет с ним сделать, а я в случае чего, всегда смогу вступить в собственность на это имущество и “перебросить” на другого родственника. - Допустим. А если банк твой долг продаст в коллекторскую компанию и они начнут донимать тебя и родственников, что будешь делать? - Ну, это самое приятное! Я и моё окружение просто обожаем общаться с коллекторами, но они, к сожалению, в последнее время не звонят… - А что же за удовольствие ты получаешь от коллекторов? - Ну смотри, то что они абсолютно безвредны, и кроме звонков и писем со «сказками для взрослых» ничего сделать не могут, ты и сам знаешь… - Знаю. - И то, что звукозапись телефонного разговора, которую они делают, не может быть доказательством в суде, потому, что это цифровая запись, а не аналоговая, ты тоже знаешь… - Да. - И то, что в регионах у них нет выездных групп, а если есть, то перепуганные… - Да знаю я это всё – ближе к теме. - Так вот, когда мне звонит коллектор, я издеваюсь над ним, на разные лады. Они терроризируют народ, а я – их. Должен же быть противовес. Вариантов я придумал и опробовал много, но самый эффективный и смешной, когда одновременно с согласием погасить долг я настаиваю на предоставлении ими мне интимных услуг. - Это как? - Ну звонит мне коллектор парень или девушка и, в свойственном им тоне, требуют немедленно погасить долг. Я отвечаю, что деньги у меня есть, эта сумма для меня небольшая и я готов её немедленно перечислить. А также я собираюсь заплатить лично звонящему мне коллектору ещё 500 долларов. На вопрос: “Зачем ещё 500 долларов?”, поясняю, что это за интим-услуги – таково моё условие – хочу коллектора! - Жёстко! – мы рассмеялись, а мой собеседник продолжал рассказывать. - Самая интересная реакция у парней. Когда одному хамовитому «устрашителю» я объяснил, что ему предстоит сделать, чтоб вернуть долг и заработать 500 долларов, он, на пять секунд замолк, а потом выдал: «Ты что вообще охренел?!». А я ему говорю: «Это я охренел? Это ты охренел! Кто тебе больше предложит! Подумай! Это же 500 долларов!». Он, понимая, что не контролирует ситуацию, орёт: «Да мы тебя найдём! Мы тебя порвём!». А я ему спокойно: «Ну чего ты сразу ругаешься? Никто не узнает… Я никому не скажу… Это приличные деньги. Соглашайся!». После этого он бросил трубку, но через минуту, видимо собравшись с мыслями, перезвонил снова. Я принял звонок с фразой: «Ты передумал?!». В ответ коллектор попытался ругаться и угрожать, а я начал рассказывать про желания, которые к нему испытываю. Фактически – устроил ему секс по телефону. Он, бедный и минуты не продержался! Мы снова расхохотались. - М-да… Сурово ты с ними. Думаю, после разговора с тобой, каждый такой телефонный террорист задумывается, за кого его принимают – за коллектора или за проституткой?! - Кстати, я их всегда предупреждаю, что проституция является административным правонарушением и, возможно, им придётся заплатить штраф… но 500 долларов его с лихвой покроют. - Хорошо. Я так понимаю, что «сказки для взрослых» тебя не пугают… - Да. И, кстати, «фильмы для взрослых» тоже! – мой собеседник был в отличном расположении духа. - А что, если банк обратится в правоохранительные органы? - Ну, мошенничество мне не припишешь, поскольку есть залог, кредит гасился несколько лет до кризиса, да и решение суда «исполняется». - А справка о доходах? - Справка у меня была настоящая – не «нарисованная». Но даже если бы была не настоящая, то есть ведь срок давности. По такого рода преступлениям, с 2007-2008 года этот срок уже прошел. - Но ведь кредитный договор не расторгнут, он продолжает действовать, проценты и неустойки набегают, как снежный ком, а долги, по нашему законодательству, наследуются. Так что, их будут отдавать наследники? - Ты ведь сам знаешь ответ на свой вопрос. – со смесью ехидства и добродушия заметил Сергей. - Я знаю. Но я в роли банка… - Долг наследуется только в пределах стоимости унаследованного имущества. Поскольку я всё имущество оформляю, в том числе, на наследников, а не на себя, то принимать наследство им не будет нужды. А если и примут, то не пострадают – в худшем случае могут лишиться того имущества, которое приняли в наследство, либо выплатить его стоимость. И – не более. Да и вообще, в наших реалиях банки будут пытаться исполнить решения судов лет пять-десять – потом спишут по безнадёжности. Сильно хлопотно это. Да и кризисы в нашей стране происходят с завидной регулярностью – вспомни историю независимой Украины. - А если исполнитель поставит арест на твой расчётный счёт в банке? Ты не сможешь получать зарплату или доходы от своего  бизнеса. - Ну, во-первых, исполнительная служба крайне редко проверяет наличие счетов в банках и остатки денег на них. Во-вторых, я предупредил начальника отделения банка, в котором обслуживаюсь, что такое возможно, и он меня заверил, что позвонит и сообщит, чтобы я успел снять деньги со счёта, до постановки на него ареста. Кстати, так же легко можно договориться с любым банком – сегодняшние клиенты им важнее старых чужих долгов. Причём, ты будешь смеяться, – мой же банк, с которым я судился, звонил мне с предложением открывать счета, брать новые кредиты. А в ответ на моё замечание, дескать мы же судимся, менеджер мне ответил: «Это мне безразлично. Вы судитесь с юридическим отделом. А у меня планы горят по привлечению клиентов на открытие счетов, размещение депозитов, выдачу кредитов». - Ну и банк! – удивился я. - Дело не отдельном банке. Так работает система. Я всегда отдаю долги людям, у которых занимал деньги или которым должен за работу. Но банк – это не люди – это бездушная машина, для которой долги – лишь инструмент получения прибыли. Если я не отдал кредит – это лишь мелкое изменение цифр на бумаге. Когда же банк знает, что я хорошо зарабатываю, что у меня развивается бизнес, он будет более заинтересован получить сегодня прибыль от сотрудничества со мной, чем вспоминать о старых долгах и пытаться их взыскать. Сгущая краски, можно сказать, что жадность пересилит страх. - А как же «черные списки»? - “Черные списки” созданы для мошенников. Нормальные заёмщики и их поручители, попавшие в сложное финансовое положение, в связи с бездарными действиями чиновников Нацбанка, в такие списки не попадут. А если и попадут, то ненадолго. И вообще, надо же делать какие-то выводы из кризиса. Если ты попал в «чёрный список» – отвыкай жить в кредит. Научись сначала зарабатывать, а потом тратить! - Тут я согласен. А что насчёт морали? Деньги ведь были взяты. - Это мой социальный протест. Ведь девальвация не была стихийным бедствием. Это был осознанный шаг Нацбанка, одобренный руководством страны. И чиновники НБУ понимали последствия девальвации для населения. Президент Янукович лично 25 декабря 2009 года в прямом эфире “Шустер Live” пообещал помочь людям, которые взяли валютные кредиты, особенно ипотечные. Он этого не сделал. Обманул. И я считаю, что народ от такого обмана должен страдать в последнюю очередь – пусть банки страдают. Их-то не жалко. На этом наш разговор закончился. Уже было поздно и давно пора заканчивать работу. Возвращаясь домой я думал о том, что сколько бы недобросовестным и аморальным не считалось поведение моего собеседника, все же в данном случае оно выглядит вполне адекватным для разумного, достойного и свободного человека, гражданина и патриота. Человека, который ничего не боится, который сам строит свою судьбу и своё будущее. Уверен, что к подобным своим клиентам банки относятся гораздо более уважительно, чем к тысячам тех, кто покорно скулит перед клерком, рассказывая о своих трудностях. И, несмотря на непогашенные кредиты, с ним банки заработают наверняка больше, чем с серой массой – пожалуй они и так это знают. Любые проблемы он решает с помощью закона, если закон не помогает – тогда деньгами, а если и так не получается – тогда ружьем. Я ни в коем случае не призываю всех поступать также – каждый выбирает свой путь сам. Но этим своим знакомым я горжусь!
Просмотров: 1300