В книге «Spiritus Animalis, или Как человеческая психология управляет экономикой» нобелевский лауреат Джордж Акерлоф и Роберт Шиллер приводят показательное сравнение: «Пытаться рассмотреть в биржевых котировках информацию о будущих доходах – все равно что пользоваться услугами сумасшедшего синоптика, предсказывающего от +150 до –100 градусов в городе с относительно стабильной температурой». Судя по всему, мало кто из отечественных журналистов знаком с указанным трудом. Иначе не были бы опубликованы на прошлой неделе десятки обещаний стремительного роста цен на бензин в Украине из-за биржевых спекуляций вокруг Ирана. Ведь в последнее время психологический фактор оказывает на товарные рынки не меньшее влияние, чем известное соотношение между спросом и предложением.

Современному человеку становится все труднее критически оценивать потоки данных, которые обрушиваются на него с электронных и печатных страниц, мониторов и планшетов. Все больше приходится принимать на веру, пользуясь услужливо навязываемым нам толкованием событий. Правда, сомнительные новости, непрофессиональные высказывания, заказные публикации, искаженные комментарии в падких на дутые сенсации СМИ уводят от адекватного восприятия действительности, искажая ситуацию до неузнаваемости. Панические «открытия» безответственных пероскребов, протирающих штаны в изрядно пожелтевших СМИ, льют тонны воды на мельницы всех желающих представить ситуацию в нужном для себя свете.

16 февраля почти все крымские СМИ привели следующее мнение неназванного отраслевого эксперта: «На сегодняшний день сложилась тенденция, что нефть дорожает. На внутреннем рынке все заводы подняли цену где-то на пять процентов, а в целом бензин подорожал на десять процентов (выделено мной – Г. Р.). Многие торговые всеукраинские сети начали повышать цену бензина на заправках. В феврале-марте где-то на десять процентов бензин подорожает. Есть все предпосылки к тому, что цена будет повышаться». Действительно, на протяжении двух последних недель европейские котировки «черного золота» выросли. В первой половине февраля североморская нефть стоила в среднем $114/барр., тогда как в январе – $110. Как несложно заметить, подорожание было ни рекордным, ни катастрофическим. Мониторинг НТЦ «Психея» не зафиксировал и 10-процентного роста цен на бензин «в целом». Но кто же так уверенно заявляет о неизбежном подорожании топлива в Крыму? Методом net back удалось найти фамилию и должность эксперта (опускаемые большинством источников). Это коммерческий директор компании «ТЭС» Антон Раскин. Никто не сомневается в его компетенции, но любой юрист скажет, что экспертом может быть лишь «лицо, не заинтересованное в исходе рассматриваемого дела». Неужели крымские журналисты полагают, что руководству ведущего розничного оператора полуострова все равно, какими будут цены на топливо в марте? Или для них главное – это выдать сенсацию?

Похоже, на последнюю охотился и Олег Гавриш из «Коммерсанта». В прошлый четверг он без зазрения совести написал: «Директор консалтинговой компании «А-95» Сергей Куюн уверен, что рост цен на Urals приведет к подорожанию нефтепродуктов в Украине. «Пока трейдеры распродают старые запасы. Но уже через несколько недель в страну начнут поступать нефтепродукты по новой, более высокой цене, что может повысить цены на них уже к марту на 18…20%», – отмечает господин Куюн. На вчера средняя цена Аи-95 составляла 10,28 грн/л». Эта цитата (но уже без кавычек) всего за день перекочевала со страниц одного печатного в два десятка электронных СМИ. Правда, марки бензина «Аи-95» в Украине не существует (нормативные документы говорят лишь о А-95 и А-95-Евро), да и говорил наш коллега совсем о другом. Заглянем в первоисточник: «Об одиннадцати гривнях за литр говорить пока рано. Это будет возможно только тогда, когда цена на нефть достигнет $125/барр. и продержится на таком уровне как минимум месяц». Литр «пятого», о котором шла речь, в прошлый четверг стоил 10,25 грн. Рост до 11,00 грн/л – это 7,3% подорожания, а не 18…20%. И не «к марту». И только если «цена на нефть достигнет $125/барр. и продержится на таком уровне как минимум месяц».

Украинские СМИ называют и «причины» подорожания «черного золота». По мнению Маргариты Кузьминой из МГ «Объектив»: «Тегеран пригрозил перекрыть Ормузский пролив, через который проходит до 40% мирового импорта нефтепродуктов». Во-первых, не нефтепродуктов, а нефти. Во-вторых, не импорта, а экспорта. В-третьих, не 40%, а 40% танкерных поставок. И зачем увязывать это гипотетическое событие с ростом цен на нефтепродукты в Украине «уже к марту»?

В целом, на прошлой неделе украинские СМИ сочинили пять мифов об Иране и отечественных нефтепродуктах. Вот они.

Миф первый: о резком увеличении цен на нефть в мире. 1-15 февраля баррель Brent стоил в среднем $114/барр., тогда как в январе – $110, декабре 2010 г. – $108, ноябре – $111/барр. Рост по сравнению с первой половиной января – не более 4%. Если вспомнить, что нефтяные котировки нередко изменялись на 5…7% за сутки, четырехпроцентный рост за 30 дней не является чем-то особенным или опасным для топливного рынка. Значительное и продолжительное подорожание возможно лишь при появлении дефицита предложения. Однако его возникновение маловероятно, по меньшей мере, по трем причинам. Во-первых, январь-февраль – это период минимального спроса на «черное золото». Во-вторых, экономический кризис существенно сократил потребление нефтепродуктов. В-третьих, еще 17 января министр нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими пообещал «без труда» компенсировать любые недопоставки из Ирана, чтобы удержать цены на нефть на уровне $100/барр.

Миф второй: о введении с 23 января эмбарго на импорт иранского «черного золота». Пакет санкций против Тегерана, одобренный на встрече министров иностранных дел ЕС в указанный день, действительно предусматривает запрет на заключение новых и продление действующих контрактов на импорт, приобретение и транспортировку нефти и нефтепродуктов из Ирана, а также относящиеся к ним финансовые и страховые операции. Но, во-первых, все ранее заключенные сделки оставлены в силе. Во-вторых, эмбарго вступит в силу лишь после 1 июля (когда будет запущен трубопровод, предназначенный для транспортировки эмиратской и, возможно, саудовской нефти в обход Ормузского пролива) и то, если до 1 мая Совет ЕС не примет иного решения.

Миф третий: о прекращении Ираном экспорта нефти в страны ЕС ответ на введение экономических санкций. Действительно, 16 февраля послов Франции, Италии, Испании, Греции, Португалии и Нидерландов предупредили, что Тегеран может приостановить поставки в Европу, так как нашел на сырье других покупателей. Но экспорт «черного золота» никто не прекращал, о чем официально заявило иранское министерство нефти.

Миф четвертый: о влиянии колебаний биржевых котировок в течение дня (недели) на стоимость нефтепродуктов в Украине. Цены на нефть в мире действительно являются определяющими для отечественного рынка. Но ни переработчики, ни импортеры не закупают сырье и топливо ежедневно. Для них важны не столько котировки, сколько средние цены за предыдущий месяц.

Миф пятый: о скором подорожании бензина до 11; 12,2…12,9; 15; 16…17 и более гривень за литр. Если спекуляции вокруг иранской проблемы поднимут цены на нефть в Европе до $125/барр., и они удержатся на этом уровне, по меньшей мере, три недели, бензин марки А-95 в Украине может подорожать в течение следующего месяца не более чем до 11 грн/л (+7,3%). Так что ни о каком росте стоимости топлива на заправках «уже к марту на 18…20%» не может идти и речи.

Впрочем, сотня-другая подобных высказываний вполне способна дестабилизировать рынок.

 

Приходит клоун к директору цирка:

- Я тут новый номер придумал.

- Какой же?

- Смертельный! Подвешиваем под куполом бетонную плиту, раскачиваем, гасим свет и под барабанную дробь отцепляем трос.

- Вы что?! Мы так весь цирк перебьем!!!

- Весь не весь, а человек сто стабильно положим.

 

По материалам Нефтяного обозрения «Терминал» №7 (593) от 20 февраля 2012 г.

Просмотров: 984