Если корову кормить меньше, а доить больше, корова, без сомнения, сдохнет. Очень быстро. Это знает любой, у кого есть корова. Но таких в Украине становится всё меньше. А остальные, видимо, очень далеки от коров, и от понимания природы изобилия и богатства. Причём, как на уровне страны, так и на уровне отдельных предприятий и домашних хозяйств.

 Заседал как-то главный министр небольшой и очень гордой страны У. со всеми своими министрами, пытаясь решить очень сложную задачу. Где бы ещё корову подоить, и как бы её поменьше кормить. Но поскольку думы были не о простой корове, а о небольшой и очень гордой корове У., задача должны была быть решена с ещё одним важным ограничением. У. нельзя было отпускать на вольные хлеба и свободные пастбища.

После того, как были установлены доильные аппараты возле любого коровьего органа, где хоть что-нибудь капало, аппараты заработали в полную мощность. С кормёжкой тоже понемногу продвигалось. На любые чресла: малые, средние или пенсионные, которые требовали хоть какой-то подкормки, были поставлены перекрывающие налоговые, штрафные и прочие вентили.

Корова жалобно смотрела печальными коровьими глазами. Звуки издавала уже тихие. На громкие – не хватало сил. Внимательному животноводу в каждом взгляде и в каждом вздохе У. читалось: «Так я же сдохну!!!»

«А ведь и вправду – сдохнет» - не подумал самый главный министр и все его министры. Они, на самом деле, были заняты не коровой У., а своими родными коровками. Большими, или очень большими, ну, или, на крайний случай, не очень большими. С ними дела обстояли более или менее.

Ну, во-первых, бурёнки более чем всегда доставались на безвозмездной основе. То есть, даром. Особенно мелочь всякая: сахарные, консервные и машиностроительные заводы, пекарни, агрофермы и кондитерские фабрики. Их, видимо, выдавали в нагрузку к большим и очень большим. Посему, когда часть коровок от традиционного режима «доить больше, кормить меньше», таки издохла, было не очень жаль. Бог дал – бог взял.

А больших и очень больших родных бурёнок, понятно, что, кормить нужно было нормально. Только не совсем понятно чем. Своих родных кормов то ли нет, то ли неизвестного качества. Да и вообще, каждый думал: «что я не могу позволить себе качественных иностранных кормов? Могу». И позволяли. Всяких там: очень-очень дорогих систем бюджетирования (не путать с планированием), дао-тайота, сбалансированных систем показателей и автоматического комплексного планирования ресурсов типа ERP. Но коровки ж были наши. У них, как говорят знающие люди, менталитет другой. Поэтому они всеми своими рогами и копытами упирались против такой кормёжки. Смотрели своими печальными коровьими глазами и громко мычали от того, что не могут они своим хозяевам сказать человеческим языком, что еда им в целом нравится. Только не едят они тем местом, куда их пытаются покормить. И, что начало их пищеварительной системы, находится с противоположной стороны. И, потом, если кормить через правильное место, то очень нужно разнообразить рацион нормальным обновлением производственных фондов, новыми перспективными проектами и мотивацией персонала.

Пока происходили все эти масштабные, давно назревшие и судьбоносные реформы, в пьянящем от аромата диких трав воздухе, под высоким голубым шатром неба и цикадными звуками нирваны и медитации, сидел возле своего боевого коня "козак". Может быть, Мамай.

Прямо здесь и сейчас он не знал, откуда он и куда. В смысле, то ли с западного заработка в родной хутор, то ли обратно. Мамай сейчас был в той самой нирване. И виделась ему картина. Ну, вы знаете: «садок вишневий коло хати», пчёлы «гудуть», хозяйка хлопочет по хозяйству, всё растёт, плодоносит и изнывает от изобилия. И вопрошал Мамай в своей нирване – откуда «ляпота», такая вокруг, а не картошка по 12 гривен и гречка китайская? Он же воин, что он в хозяйстве понимает.

И чудился ему свыше ответ странный: да, просто всё. Возьми природное богатство, да свою сознательную (то есть в голове находящуюся) цель и преврати первое во второе, подчинив второму свои умения, знания, силы, волю и действия. Через определенное время получится у тебя то, что захочется всем. Это обязательно. Потому что, если всем (ну, хотя бы многим) не захочется – то, как же хозяйка будет знать, что она не зря хлопотала? И будет у тебя рог изобилия. Вернее не у тебя, а у твоей бурёнки.

Видимо, способствующим медитации были не только звуки цикад, но и запахи диких трав, потому, что Мамай понял, что в словах из нирваны ему многое знакомо. Это ж как в бою: мысль опережает действие – и ты победил врага. Всё понятно. Можно бежать на врага, отбирать своё изобилие. Осталось только сесть на коня. Но конь Мамая тоже решил не молчать. «От, вояка, тебе бы всё отбирать, да соседу-куму завидовать. От этого изобилие у тебя долго не будет и быстро закончится. Делить -  это не умножать». И понял Мамай, что пора из нирваны выходить. 

Просмотров: 1874