На прошлой неделе состоялось три показательных события, на первый взгляд никак не связанных. Сотни польских водителей блокировали движение на автотрассах, черновицкий губернатор потребовал от подчиненных «начать рейдовые проверки буковинских АЗС», а автомобилистов Сургута призвали «сообщать, где торгуют дорогим бензином». А объединяет эти новости одно – неспособность нынешней власти эффективно решать стоящие перед ней проблемы.

Поразительно, как иногда похожа беспомощность чиновников в Украине и ЕС, куда мы так настойчиво стремимся. Ведь январские выступления польских водителей были вызваны тем же, что и у нас – высокими ценами на нефтепродукты. Оказывается, на заправках нашей западной соседки бензин и дизель в прошлом году подорожали. Чуть меньше, чем в Украине, но все равно на целых 20%. При этом претензии, которые выдвигают польские депутаты к участникам топливного рынка страны, до боли знакомы. К примеру, по словам депутата Европарламента Яцека Курского: «Около 90% бензина, поступающего на рынок, вырабатывается на отечественных заводах. А значит, правительство, которое является мажоритарным пайщиком, способно путем ограничения наценок и налогов добиться и снижения отпускных цен на топливо. Такое решение было принято им перед осенними парламентскими выборами». Обратите внимание на два нюанса. Первый: наличие собственной переработки не является гарантией установления «справедливых» цен на заправках. Между тем, именно в этом нас пытались убедить владельцы расположенных на территории Украины НПЗ, настаивая на введении заградительных импортных пошлин на нефтепродукты. Второй: правительство нашей соседки намеревалось «путем ограничения наценок и налогов добиться снижения отпускных цен на топливо» только «перед осенними парламентскими выборами». А после них, как заявил вице-премьер и министр экономики Польши Вальдемар Павляк, «в период финансового кризиса в ЕС и жестких бюджетных ограничений сделать такой шаг невозможно».

Аналогичными предвыборными обещаниями кормят избирателей и в России. Там федеральные власти планируют «заморозить цены» на нефтепродукты, «как минимум, до президентских выборов», «договорившись с нефтяными компаниями». При этом в Сургуте чиновники пошли еще дальше: открыли «горячую линию», по которой любой водитель может пожаловаться в правительство округа на завышенные, по его мнению, цены на бензин и дизельное топливо «для принятия мер в отношении владельца заправочной станции». И хотя эффективность такого механизма вызывает большие сомнения, власть это не волнует – главное задобрить избирателей, 66% которых (по данным «Левада-центра») не удовлетворены экономическим курсом и политикой руководства своей страны.

Тем не менее, не следует надеяться, что даже перед выборами государство способно «сделать шаг» навстречу потребителю, снижая цены на топливо путем уменьшения акцизов или выделяя бюджетные средства на восстановление разрушенной системы контроля качества. Активно вмешиваясь во все процессы, связанные с получением прибыли, представители нынешней власти быстро дезертируют из всех секторов социальной ответственности. Для чиновника не имеет значения, с кого взимать налоги – с отечественного производителя или импортера, добросовестного трейдера или бадяжника. Поэтому вряд ли Государственная ценовая инспекция возрождается не для использования механизмов установления «рекомендованных» с репрессивной целью, а для осуществления товарных интервенций, когда рыночная цена выше расчетной, и государственных закупок, когда она ниже таковой.

Хорошо хоть в украинском правительстве вовремя поняли, что введение заградительной импортной пошлины на нефтепродукты приведет не к увеличению, а к уменьшению поступлений в бюджет из-за резкого сокращения потребления топлива. Во всяком случае, по мнению премьера, в этом случае «бензин подорожает ровно на стоимость этой пошлины».

Впрочем, отечественные функционеры все еще убеждены в том, что способны успокоить потребителей ежедекадным объявлением «рекомендованных» розничных цен на нефтепродукты на основании никем не утвержденной и не обнародованной методики расчета, точность и обоснованность которой никто не определял. К примеру, черновицкий губернатор Михаил Папиев заявляет, что «на уровне государства рекомендованы предельные цены на каждый вид топлива», не имея, похоже, никакого понятия, что такое «рекомендованные» и «предельные» цены, а также кто и как их устанавливает.

Можно, конечно, делать строгое лицо и долго стучать кулаком по столу, но проблему отсутствия взаимосвязи между ценой и качеством предлагаемого на украинских АЗС нефтепродуктов не решишь, не разобравшись в предмете. Глава Черновицкой областной государственной администрации поручил «начать детальные рейдовые проверки буковинских заправок, тщательно исследовать отобранные образцы топлива и провести их идентификацию в сравнительных лабораториях». Только за чей счет будут проводиться указанные проверки, если средств на них в бюджете не предусмотрено? И где проводить анализ проб, если в регионе отсутствует оборудование, способное установить, соответствуют ли ДСТУ 4839:2007 все показатели бензина А-95-Евро вида І? И что это за таинственная «идентификация в сравнительных лабораториях»?

Самое интересное, из-за чего разгорелся сыр-бор на Буковине. Как сообщают местные СМИ, «2 февраля половина перевозчиков, которые выполняют областные и межобластные пассажирские перевозки, не смогли выехать на маршрут, как следствие – множество буковинцев не смогли своевременно добраться до пунктов назначения. Причина – некачественное топливо, которым накануне был заправлен транспорт». Полноте! Дело не в «некачественном топливе», а в «экономных» перевозчиках. Ни для кого не секрет, что дизель всех «зимних» марок мутнеет при минус 20°С (даже сорт F). Если температура падает до минус 21…30°С (а в Черновцах утром 2 февраля было минус 27°С), необходимо «арктическое» топливо класса 3, а то и 4. Только вот стоит оно дороже обычного. На месте М. Папиева автор этих строк поинтересовался бы у владельцев маршруток, запаслись ли они нужными нефтепродуктами или привычно обвиняют участников топливного рынка.

Спору нет: пользуясь трехлетним отсутствием государственных проверок, отдельные розничные операторы начали многое себе позволять. Во всяком случае, до трети украинских АЗС реализуют высокооктановый бензин по ценам ниже расчетных из опта, что свидетельствует о реализации на них суррогатов или наличие недобросовестной конкуренции. Но далеко не все свои беды следует списывать на трейдеров.

 

Компьютер – уже почти человек. Единственное серьезное отличие состоит в том, что ему не свойственно сваливать свои ошибки на другой компьютер.

 

По материалам Нефтяного обозрения «Терминал» №5 (591) от 6 февраля 2012 г.

Просмотров: 851