Hа родине у него было только одно будущее: умереть с голоду. Американскую визу ему бы тоже никто не дал. И тогда он поехал в Аргентину. У него было 250 долларов, на которые он купил приличный костюм и ящик турецкого табака. Больше у него ничего не было.

Мы смотрим по сторонам и не видим ничего обнадеживающего, не так ли? У моих партнеров и знакомых бизнесменов опускаются руки, и рядом нет ничего, что говорило бы: впереди есть свет. Наоборот, тьма сгущается. Компании теряют клиентов, потому что клиентам больше нечем платить, учредители теряют бизнес. Мы спрашиваем себя: что дальше? И у нас нет ответа. Бизнес теряет присутствие духа, это происходит сегодня, а что будет завтра – об этом уже мало кто думает.

Именно сегодня, глядя вокруг себя и слушая унылые речи моих знакомых, я вспоминаю историю одного нищего паренька. На родине у него было только одно будущее: умереть с голоду. Американскую визу ему бы тоже никто не дал. И тогда он поехал в Аргентину. У него было 250 долларов, на которые он купил приличный костюм и ящик турецкого табака. Больше у него ничего не было. Ни костюм, ни табак ничего не значили там, где нужно было просто не умереть с голоду, и паренек хватался за любую работу - работал про¬давцом фруктов, гребцом, чернорабочим, посудомой¬щиком, потом случайно устроился телефонистом на коммутатор. Так продолжалось годами, и становилось ясно: так будет до смерти. Но вот пришел его день: подрабатывая в баре, он угостил сигарой из заветных запасов случайного сеньора. Сигара тому понравилась, он разбирался в табаке: оказалось, что это был владелец табачных магазинов. Он дал такие рекомендации, что скоро паренек открыл табачный магазинчик в центре Буэнос-Айреса. Ящик турецкого табака стал стартовым капиталом. Дела пошли, но он не бросал работу в телефонной компании.

По ночам он работал на коммутаторе, днем торговал табаком, забыв что такое сон и отдых. Табачная лавка процветала, а работа на коммутаторе и прослушивание чужих разговоров давали информацию, которую при желании можно было превратить в деньги. Он расширял бизнес и копил чужие знания и секреты. Открывал магазины и увеличивал прибыль. В двадцать три года на его счету был один миллион долларов. Он увлекся коммерческими кораблями и потихоньку, умножая прибыль, скупил целый флот. Началась война, и его корабли понадобились сразу всем. Его танкеры фрахтовали и американцы, и японцы, и немцы. Война принесла ему 30 миллионов долларов. На эти деньги он купил игорный бизнес в Монако, китобойную флотилию, нефтяные вышки на Ближнем Востоке. Но этого было мало, и он женился на самой богатой невесте Греции, Тине Ливанос, дочери судовладельца. Флоты слились. Но этого было мало, и он женился на оперной диве Тине Каллас, которая была вхожа в королевские и княжеские дома. Но и этого было мало, и он женился на Жаклин – вдове Кеннеди, которая ввела его в самые влиятельные круги Америки.

Этого человека мы знаем как самого крупного и богатого в человеческой истории судовладельца Аристотеля Онассиса. Его имя вошло в мировую историю, а его миллиарды до сих пор кружат голову любителям считать деньги в чужом кармане. Не так важно, кем он стал по итогу. Важно, кем он начинал свой путь – нищим беженцем из презираемой страны, с кульком табака и огромными амбициями. Не важны два его афоризма, они скандальны: «Единственное, что принимается сегодня во внимание, — это деньги. Те, кто обладает ими, — настоящие короли наших дней». «Весь секрет бизнеса в том, чтобы знать что-то такое, чего не знает больше никто». Важно, что бизнесмен в любое время и в любой стране – это стрела, летящая в цель. Только чувствуя это, мы можем добиться того, что мы видим для себя, и нам не могут помешать внешние обстоятельства – потому что стрела пущена в цель и ей не свернуть.

Главный наш капитал всегда внутри нас, на чем бы мы не ездили и что бы не надевали на себя – почти каждого из нас пустил в цель нищий паренек без перспектив и с огромными амбициями. И если мы не будем помнить об этом, то скорее всего мы погибнем, погубив бизнес и семьи наших сотрудников.

Просмотров: 374