Не знаю, кому как, а лично мне все то, чем занимается ведомство Владислава Каськива, напоминает надувание мыльных пузырей. Каждое начинание Государственного агентства по инвестициям и управлению национальными проектами раздувается в этакий радужный шар, обрастающий законами, постановлениями Кабмина, созданиями рабочих групп, проведениями по всему миру за бюджетные деньги  роуд-шоу, сотрясениями воздуха, публикациями в прессе, радостными релизами об уверенной поступи "покращення". Жаль только, что все эти прожекты на самом деле не что иное, как тоненькая пленка вокруг абсолютной пустоты. Вроде все красиво, а коснешься его, вникнешь в тему – хлоп, а перед тобой только маленький кусочек мыла и пальцы в чем-то неприятно склизком. В штате только одного центрального аппарата работает более 170 специалистов, не считая 27 региональных центров и 13 государственных предприятий по управлению национальными проектами. У руководителей департаментов весьма убедительные резюме (на сайте Госагентства есть PDF файл  zvit_2011 с достаточной информацией). Простой вопрос – чем они там все занимаются? Недавно только ленивые не обсуждали феерическую по своей тупости ситуацию с проектом LNG-терминал и пресловутым лыжным инструктором. Теперь перед нами раздувают пузырь создания индустриальных парков. 4 сентября прошлого года вступил в силу ЗУ "Про индустриальные парки". Откровенные ляпы из законопроекта все-таки частично убрали. Земельный Кодекс тоже подправили, позволив управляющим компаниям избежать обязательных аукционов на право аренды земли. Но какого лешего в реестр индустриальных парков (то бишь, рассчитывающих на хоть какую-то государственную поддержку) могут вноситься проекты при условии, что на земельном участке отсутствует целостный имущественный комплекс? Как объяснил пан Каськив, так сделали, чтобы к пирогу государственных льгот не могли примазаться работающие предприятия. Других рычагов контроля никак нельзя было придумать? Нет? Интересно, а в курсе ли Владислав Владимирович, что по определению ЦИК в украинском законодательстве присутствует серьезная коллизия? А понятие ЦИК в обладающем большей юридической силой ЗУ «Об аренде государственного и коммунального имущества», мягко говоря, не корректно (ибо завершенный цикл производства – слишком уж растяжимое понятие). Что мы имеем в итоге? Я разрабатывал бизнес-план индустриального парка по заказу одной районной администрации. Очень краткий вывод. При самом оптимистичном прогнозе, где управляющая компания получает доходность не только с аренды площадей, но и всевозможных услуг участникам парка, инвестиционные капитальные затраты настолько высоки, что даже при гипотетической стоимости денег Libor+1% операционные расходы будут стабильно превышать доходы. То есть, средневзвешенный проект строительства индустриального парка общей площадью 20Га  есть стабильно убыточным. При этом, ситуацию не спасает ни отмена таможенных пошлин на ввоз оборудования, ни возможные льготы и преференции по налогу на прибыль (которых сейчас еще нет), ни даже государственные беспроцентные кредиты и целевое финансирование по инженерному обустройству объекта. Единственный приемлемый выход – вернуться к формату brownfield, то есть создавать промышленные кластеры на базе существующих промышленных комплексов. Таким образом значительно снижаются капитальные затраты, уменьшается кредитная нагрузка, а при грамотном подходе достигается приемлемая экономическая эффективность. Стоит еще отдельно упомянуть достаточно интересный, и как для меня, необъяснимый факт  повального игнорирования таких, вроде бы элементарных вещей как наличие квалифицированного кадрового потенциала, транспортной инфраструктуры, логистических издержек при экспортно-ориентированных производствах, прочее. Пока же Госинвестпроект стирает на калькуляторах кнопки, подсчитывая будущие дивиденды с тех $8 млд. прямых инвестиций, которые их руководитель торжественно пообещал в прессе. Ну а я, пожалуй, пока слетаю в Испанию покататься на лыжах. Говорят, на пиренейских горнолыжных трассах работают профессиональные инструкторы.  
Просмотров: 2090