6 марта в газете «Урядовый курьер» было опубликовано развернутое интервью Министра аграрной политики и продовольствия Украины Николая Присяжнюка. В нем главный аграрий страны посетовал на невыполнение «Минтопэнерго» поручения премьер-министра «найти пути хотя бы десятипроцентного удешевления 140 тыс. т солярки и 60 тыс. т бензина» для сельскохозяйственных предприятий, а также заявил: «Учитывая наши ресурсы сахара и кукурузы, [мы] можем спокойно производить почти 5 млн т биотоплива, то есть на 30% заместить импорт светлых нефтепродуктов. Плюс это экспортная продукция».

Сперва об удешевлении бензина. По мнению автора этих строк, главе МинАПК следовало бы внимательнее прислушаться к собственным сотрудникам из отдела энергетики и альтернативных видов энергоснабжения. Они неоднократно, в том числе в телевизионном эфире, подчеркивали: проблема не в дороговизне топлива, а завышенных ставках кредитования, установленных украинскими (в том числе государственными) банками, отсутствии у сельхозпроизводителей оборотных средств и искусственно заниженных ценах на производимую ими продукцию. Гораздо полезнее было бы снизить процентную ставку для аграриев хотя бы до 17%, а не обязывать, по старой советской традиции, немногих оставшихся в подчинении государства переработчиков отгружать энное количество нефтепродуктов «на нужды села».

Именно грабительская политика банков, а не высокая стоимость бензина и дизеля, не позволяет аграриям запасать бензин и дизель в полном объеме. Обычно перед началом полевых работ сельхозпроизводителям удается закупить 25…60% необходимого топлива. В нынешнем году ситуация выглядит намного лучше, хотя традиционного распоряжения Кабмина, направленного на «стабилизацию цен на рынке горюче-смазочных материалов и создание условий для накопления сельхозпроизводителями нефтепродуктов для проведения весенне-полевых работ», так и не последовало. Волнений удалось избежать благодаря большим объемам дизельного топлива «летних» марок, закупленного трейдерами в декабре 2010 г., не реализованного из-за сильных морозов и проданного аграриям еще до начала мартовского подорожания, чтобы освободить нефтебазы. По состоянию на 28 февраля сельскохозяйственные предприятия располагали 80 тыс. т бензина и 309 тыс. т дизеля, что составляет три четверти от их весенней потребности (106 и 420 тыс. т соответственно).

В свою очередь, возлагаемая на избранных переработчиков почетная обязанность отгружать сотни тысяч тонн нефтепродуктов по «специальным» ценам, не только вымывает оборотные средства предприятий, не позволяя им развиваться, но вынуждает заводы снижать качество продукции и/или повышать цены для других потребителей (в том числе государственных – МЧС, Минобороны и Госрезерва). К тому же, далеко не всем сельскохозяйственным производителям выгодно приобретать шебелинские или кременчугские нефтепродукты. Мало кто из аграриев согласится при нынешних тарифах «Укрзализныци» перегонять цистерны с топливом из Харьковской или Полтавской области на под Одессу или в Крым. Гораздо легче воспользоваться услугами «ЛУКОЙЛа» или Азовской нефтяной компании.

Теперь о биотопливе. Пару месяцев назад Н. Присяжнюк уже заявлял о том, что Украина намерена переориентировать отрасль по выращиванию сахарной свеклы на производство биотоплива, поскольку не может экспортировать свою продукцию из-за сохранения в РФ высокой импортной пошлины. Для этого нужно засеять около 1 млн га, что позволит производить 60 млн т сахарной свеклы, тогда как нашей стране необходимо «максимум 17…18 млн т», «то есть, 40 млн т мы должны направить на биотопливо, а 40 млн т сахарной свеклы – это 4 млн т биотоплива».

Но, во-первых, по данным Госстата, в 2011 г. с общей площади посевов 0,5 млн га в нашей стране было собрано 17,62 млн т фабричной сахарной свеклы. Если внутренние потребности Украины, по словам того же Н. Присяжнюка, составляют 17…18 млн т, то о каком биоэтаноле вообще может идти речь? Во-вторых, засеяв 1 млн га (что в последний раз наблюдалось в 1999 г.), можно получить 35,3 млн т сахарной свеклы. Даже при максимальной урожайности в 50 т/га, которой в новейшей истории достигнуть ни разу не удавалось (пик – 35,6 т/га в 2008 г.), аграрии способны собрать 50 млн т корнеплодов. Из них, по данным Института возобновляемой энергетики НАН Украины, можно получить 3,6 млн т биоэтанола. Если же урожайность останется на нынешнем уровне в 35,3 т/га (ведь чудес, как известно, не бывает), а потребность страны в сахаре не изменится, этой культурой необходимо засеять 2,5 млн га. Таких площадей под корнеплоды не выделяли даже в 1970-х. В-третьих, получаемый из сахарной свеклы спирт не является готовым товарным продуктом. Его необходимо добавлять к традиционному топливу, причем по своим эксплуатационным характеристикам смеси с содержанием биодобавок выше 8% значительно отличаются от бензина и дизеля, что делает невозможной работу на них львиной доли транспортных средств. По словам одного из блогеров: «Нужно всего немного – произвести замену автопарка. С учетом его оценки в Украине в 9 млн и стоимости пусть даже $15 тыс. за автомобиль – всего каких-то $135 млрд». В-четвертых, хотя глава МинАПК уверен в обратном:

– биотопливо – такой же исчерпаемый ресурс, как и нефть, поскольку при его получении «расходуется» (часто – необратимо) плодородие земель сельскохозяйственного назначения;

– биотопливо производится из растительного сырья, количество которого ограничено растущими нуждами пищевой промышленности;

– использование неэффективных технологий пока не позволяет уменьшить более высокую по сравнению с традиционным топливом себестоимость производства биотоплива;

– использование биотоплива не сокращает объемы выбросов в атмосферу (в частности, формальдегида при использовании биоэтанола и оксидов азота при использовании биодизельного топлива);

– биотопливо пользуется ограниченной поддержкой со стороны потребителей (так как его эксплуатационные и экономические характеристики требуют улучшения) и автопроизводителей (которых беспокоит его коррозионная активность).

Н. Присяжнюк намерен «спокойно производить почти 5 млн т биотоплива, то есть на 30% заместить импорт светлых нефтепродуктов», «плюс экспортная продукция». Но 30% импорта, по итогам 2011 г., – это не 5, а 1,8 млн т топлива (если, конечно, советники министра не пользуются данными Энергетической стратегии). Впрочем, и 1,8 млн т (18% нынешнего потребления) – величина фантастическая.

Даже Еврокомиссии в ноябре 2010 г. пришлось снизить запланированный к 2020 г. уровень потребления моторного биотоплива до 9,5%. В комиссариате ЕС по вопросам экологии признали, что проблемы оказались гораздо серьезнее, чем ожидалось. В Германии (5,8% потребления биотоплива в 2010 г.) в марте 2011 г. была приостановлена розничная реализация бензина Е10 с добавкой всего лишь пяти дополнительных процентов этанола, а 115 тыс. посетителей сайта газеты Bild потребовали вообще убрать смесевое топливо с заправок. Требования ЕС, в соответствии с которыми доля биотоплива в структуре энергопотребления стран-членов Союза в 2010 г. должна была достичь 5,75% (реально – 4,4%), успели повлиять на стоимость зерна и растительных масел. Перепрофилирование посевных площадей (в ФРГ, Франции, Австрии, Чехии под рапс отведено до 14% пашни), снижение урожайности, рост потребления – все это способно спровоцировать глобальный кризис.

Почему же Н. Присяжнюк так настойчиво пытается скормить украинцам продукт сомнительного качества? Ответ прост: основная часть продукции работающей под вывеской «Укрспирта» груды ржавого металлолома не соответствует требованиям ликероводочной промышленности. Катастрофически падают объемы производства и растут убытки. Отечественные предприятия потребляют вчетверо больше электроэнергии, чем заводы Европы. Для получения 1 л продукта необходимо затратить 8…11 кг пара, тогда как на европейских – не более трех. «Укрспирт» зарабатывает всего несколько десятков миллионов гривень ежегодно (!), тогда как его общая задолженность подбирается к миллиарду. Правда, по итогам 2011 г., он, по словам министра, получил 92 млн грн прибыли, но злые языки говорят, что она образовалась лишь благодаря вовремя взятому у ВТБ под 16,5% годовых трехсотмиллионному кредиту.

В таких условиях производство биоэтанола может стать настоящим Клондайком. Если спиртовикам удастся отхватить у нефтяников хотя бы 5% рынка, то при нынешних ценах это всего за год переправит в их карманы 6 млрд грн. Правда об экспорте украинского биоэтанола следует забыть, поскольку его цена вдвое выше, чем в соседней Польше ($1,8/л). При этом в Европе, не выдержав конкуренции с бразильским ресурсом, литр которого стоит около $0,5, остановилась едва не половина спиртовых заводов. Куда же сливать выпускаемый продукт? Конечно же, отечественному потребителю. Дело за малым – обязать украинцев покупать производимую бурду (по В. Далю – продукт, негодный для питья).

Автору этих строк, магистру государственного управления и кандидату технических наук, хотелось бы предложить магистру государственного управления и кандидату технических наук Н. Присяжнюку, так увлеченно развешивающему лапшу на уши руководству страны, перевести на продукт «Укрспирта» автопарк Государственного управления делами. А мы с Уважаемыми Читателями, прежде чем заправлять свои автомобили чудо-топливом, посмотрим, чем это закончится.

 

Потянуло мужиков на приключения. Смотрят - рыбак сидит. Один - другому:

- Давай подойдем к нему и спросим: «Клюет?» Если ответит «да», спросим: «А почему?» - он не ответит, и мы ему наваляем. Если ответит «нет», спросим то же и наваляем.

Подходят, спрашивают:

- Клюет?

- Да пошли вы!

- Тоже вариант.

Просмотров: 1014