Какая всё же модель лоббизма – американская или европейская – была бы  предпочтительней для нашей украинской действительности? Как сегодня работают украинские лоббисты? Как по мне, то в сознании большинства моих коллег с этой деятельностью связано много негативных факторов. Многие считают, что у нас в стране это просто способ найти краткую дорогу во властные высокие кабинеты, и занести деньги нужным людям.  

     Есть ли лоббизм в нашей стране, и какое у него лицо? Раскрывая этот достаточно не простой вопрос, безусловно, трудно судить обо всех аспектах этой деятельности, не сталкиваясь с подобными проблемами особенно близко. Но то, что лежит на поверхности, говорит о том, что у нас складывается скорее европейская модель. То есть в качестве лоббистов мы видим, прежде всего, отраслевые сообщества предпринимателей или профсоюзные объединения.

    Таких широкоизвестных ассоциаций у нас достаточно много. Например, в банковской сфере – это ассоциация украинских банков (АУБ), независимая ассоциация банков Украины (НАБУ) и др.. На рынке страховых услуг – лига страховых организаций Украины (ЛСОУ) и др.. На фондовом рынке – украинская ассоциация инвестиционного бизнеса (УАИБ), профессиональная ассоциация регистраторов и депозитариев (ПАРД) и др.. На отечественном энергорынке – независимый отраслевой профсоюз энергетиков Украины (НОПЭУ) и другие. Их деятельность по продвижению интересов своих членов и участников мы наблюдаем непосредственно. Как известно, они открыто взаимодействуют с правительством и с ВРУ. Высказывают своё мнение по поводу различных законопроектов и нормативно-правовых актов.     

     Однако, в последнее время все чаще стали встречаться (особенно в интернете) предложения о возможности поспособствовать в принятии законов в интересах тех или иных заинтересованных лиц. То есть отдельные украинские частные компании, и даже физические лица стали заниматься тем же, чем занимаются аналогичные профессиональные лоббистские компании в США. Но если в Соединенных Штатах эта деятельность совершенно прозрачная и осуществляется в правовом поле, то у нас это делается как-то тайно и неизвестно, насколько законно.     

     Поэтому, убежден, что нам необходимо как можно скорее принимать закон о лоббизме. Более того, он также смог бы помочь и в борьбе с коррупцией. Правда, есть и такие точки зрения экспертов, в соответствии с которыми в первую очередь следовало бы добиться успехов в борьбе с коррупцией в Украине, а затем уже ожидать упорядочивания у нас лоббизма. Иначе мы можем получить еще одно, но вполне легальное прикрытие для коррупции. Ведь сами по себе все меры приведения лоббизма в русло регистрации, информирования и прочее не исключают самой возможности коррупции.     

     Выходит, если мы хотим, чтобы определенные группы свои интересы лоббировали легально, то перво-наперво надо им как можно крепче перекрыть пути нелегального лоббирования. Но тогда как эта деятельность законодательно закреплена, например, в США и в ЕС? В частности, из американского закона следует, что лоббизм – это сбор средств с целью использования главным образом для воздействия на принятие или отклонение конгрессом какого-либо законодательного акта. А вот канадцы считают лоббизмом любое (устное или письменное) обращение к парламенту или госслужащему по поводу разработки законодательного акта или его интерпретации. Таким образом, лоббизм у них – это продвижение определенных интересов в рамках законотворческой деятельности.     

     Видимо, американское определение специально настолько заужено, чтобы выделить именно регулируемый вид лоббизма. Словом, это такой платный лоббизм, который сопряжен с незначительной возможностью для коррупции. А регулировать бесплатный лоббизм, согласитесь, было бы странно.     

     Наверное, именно поэтому в Европе не принято говорить о платном лоббизме отдельно. Там речь в основном идет о борьбе с незаконными методами продвижения чьих-либо интересов. И это притом, что в Брюсселе сейчас интересы различных заинтересованных лиц, компаний и стран обслуживает около 4000 активно действующих лоббистских организаций.     

     Итак, какая всё же модель лоббизма – американская или европейская – была бы  предпочтительней для нашей украинской действительности? Как сегодня работают украинские лоббисты? Как по мне, то в сознании большинства моих коллег с этой деятельностью связано много негативных факторов. Многие считают, что у нас в стране это просто способ найти краткую дорогу во властные высокие кабинеты, и занести деньги нужным людям.     

     Откровенно признаюсь, когда эти нелицеприятные слова произнес одному нашему лоббисту, то он нисколько не смутился. Более того, даже согласился и подтвердил, что это мнение разделяют граждане не только Украины, но и многих других стран. Причем, он считает, что такое мнение частично обоснованное. Но это довольно распространенное мнение применимо не ко всем лоббистам, мол, не все из них представляют собой неких курьеров для захода в те или иные кабинеты. Наоборот, работа наших лоббистов все больше стала связана с подготовкой различных справок, аналитических записок и обзоров, проектов документов и прочее.     

     Всё это, конечно, хорошо. Вот если бы наши лоббисты могли добиваться баланса интересов бизнеса, власти и гражданского общества. Чтобы здесь не было никакой коррупции. Или уже начинаю говорить о какой-то другой профессии, с иным лицом?  

     Олександр ГОНЧАРОВ,

     Директор Інституту розвитку економіки України (www.ireu.org.ua)  

Просмотров: 518