Что такое украинский и американский крупный бизнес? Так вот, у нас – это огромные заводы и комбинаты. У них – это небольшие офисы с огромным количеством интеллектуальной собственности. Может быть, мы наконец-то перестанем учиться только на своих собственных ошибках, это очень дорого. Живем ведь в одной стране, где не должна действовать логика какой-либо группы влияния: «Чем хуже, тем лучше. Даже если это ускорит процесс инновационного преобразования». Добавлю еще и свое личное мнение на этот счет. На мой взгляд, именно радикальные экономические реформы лучше не проводить. Стараться их избегать. Но что тогда делать? В принципе, меры достаточно известные в экспертном сообществе. Это – повысить производительность труда, жестко контролировать расходы госбюджета, решительно избавляться от неэффективных производств, активно развивать малый и средний инновационный бизнес, расширять микрокредитование. И по каждому из этих пунктов, к сожалению, за последние годы нет ни одного реального положительного результата. Такое ощущение, что нашей элите, особенно крупному бизнесу, очень бы хотелось ничего решительного не делать и продолжать жить по-старому. Но они в большинстве своем так до сих пор и не поняли, что уже живут в новом гражданском обществе, где не надо продолжать жить на не заработанные деньги. Не надо жить на те деньги, которые связаны не с производительностью труда, а с конъюнктурой. Сейчас конъюнктура есть, а завтра ее нет. Возможно, я не прав, но когда еще учился в Вашингтоне, то естественно многим там интересовался, в том числе и таким сравнением: что такое украинский и американский крупный бизнес? Так вот, у нас – это огромные заводы и комбинаты. У них – это небольшие офисы с огромным количеством интеллектуальной собственности. И вот главный вопрос: что нужно делать нашему государству, чтобы украинские новаторы хотели работать у себя на родине, а иностранные инвесторы хотели бы инвестировать в их инновационные проекты? Первый ответ, который в голову приходит, это то, что у нас всё упирается в неэффективное госуправление, у нас в руководстве страны нет классных менеджеров с экономическим мышлением. К тому же сегодня очень мало иностранных инвесторов, готовых вкладываться в Украину. А борьба на глобальных рынках за инвестиции – очень высока, и Украина ее пока проигрывает. Наши чиновники еще многого не сделали для того, чтобы нашим умным, сильным и работящим людям было комфортно. Плюс, если разбираться с основными изъянами украинского экономического механизма, то главная наша беда – это отсутствие целеориентированной самостоятельной денежно-кредитной политики. В то время, как главный рычаг влияния на экономику государства, как ни банально, - это «печатный станок». Нацбанк должен обеспечивать инновационную экономику кредитными ресурсами. И тем более в нынешней ситуации экономическая стабилизация наступит только тогда, когда государство научится регулировать процентные ставки. А пока, к сожалению, у нас денежно-кредитная политика ведется по либеральным монетаристским рецептам. До сих пор наши финансовые власти боялись давать деньги в инновационную экономику. Почему? Да потому, что всегда привязывали денежную эмиссию к покупке иностранной валюты. Поэтому доступ к деньгам у нас лежал и лежит через заграницу. Либо нужно что-то экспортировать, чтобы напечатать дополнительную эмиссию для инновационной экономики, либо привлекать иностранные кредиты и инвестиции. В это же время огромная часть внутреннеориентированной экономики, включая наукоемкую промышленность – «сидит на мели». У них нет доступа к длинным кредитам, а короткие деньги не позволяют реализовывать инвестиционные программы.  Вот еще над чем надо серьезно задуматься новому главе НБУ. Однако в текущей ситуации НБУ, вероятнее всего, будет продолжать поддерживать доллар США и не давать гривне укрепляться, чтобы избежать хотя бы лишней волатильности. Словом, гривну будут понемногу ослаблять. Ведь чем сильнее кризис, тем сильнее в рамках данной валютной системы доллар США. Или чем сильнее доллар, тем сильнее кризис. И у меня такое ощущение, что за последние годы тех наших специалистов, у которых есть доходы, банкиры просто закредитовали. То есть, с одной стороны, инновационная экономика Украины не закредитована. С другой, – те специалисты, кто получает реальные доходы, закредитованы. Что делать? Не вмешиваться государству, и банковский сектор сам выровняет ситуацию? Проще говоря, развиваться по-старому опасно и нельзя. Но тогда какая новая экономическая модель нужна для эффективного функционирования украинского рынка инноваций? Для этого кто-то должен прийти и что-то предложить. В принципе, картина вырисовывается абсурдная. Ликвидность в банковской системе есть, но деньги только короткие и дорогие. Воспользоваться ими для развития инновационного предпринимательства и модернизации предприятий практически нельзя. И это наша основная беда в экономике страны, которая появилась еще в 90-е годы прошлого столетия. Сможет ли правительство и новая глава НБУ эффективно использовать инструменты денежно-кредитной политики для целей развития инновационной экономики Украины? Это, думаю, главное, а не стерилизация денежной массы. Интеллектуальный ресурс нашей нации важно направить в реальный сектор экономики на поднятие уровня ВВП, т.к. конкурентоспособной может быть только инновационная экономика. Олександр ГОНЧАРОВ, Директор Інституту розвитку економіки України (www.ireu.org.ua)
Просмотров: 452