Недавно Украинская Бизнес Ассоциация при поддержке комитета Верховной Рады по вопросам промышленной политики и предпринимательства провела круглый стол на тему «Государственная политика по поддержке украинского бизнеса, потерявшего активы в Крыму и на Востоке Украины: чего хочет бизнес и что может власть».

Все участники данного мероприятия согласились с тем, что отсутствует какая-либо вменяемая долгосрочная политика в этом вопросе. Конечно же, высказывались различные предложения относительно форм поддержки, разработки различного рода нормативных актов, создания специально уполномоченных органов и т.д., и т.п.

Стандартная, в целом, дискуссия, свелась в итоге к тому, что нужно принять ну очень хороший всеохватывающий закон, создать специальный орган с чрезвычайными полномочиями и все пойдет как по маслу.

А я все это время сидел и вспоминал истории, которые со мной приключались и приключаются, как только речь заходит о взаимоотношениях с Крымом и Востоком.

Одна из них – когда я правдами и неправдами в конце прошлого года эвакуировал из Крыма оборудование, которое, разумеется, было в незапамятные времена ввезено в Украину, прошло таможенную очистку и находится у моего предприятия на балансе. Что может быть непонятного, думал я, договариваясь с оккупантами о вывозе  - это ведь эвакуация в чистом виде. Каково же было мое удивление, когда в таможне мне объяснили, что раз я таким чудесным образом спасся, то должен, естественно, заплатить еще раз импортную пошлину и НДС. Повторюсь, на секунду, что я переместил из одной точки Украины в другую оборудование, принадлежащее мне по праву собственности.

Бред, подумал я, и пошел в суд. Бред, подумал суд, и принял решение в мою пользу. Правда, не сразу, потому что сразу у нас суд принимает решение, когда предприниматель не является на заседание. А вот когда не является на заседание представитель гос. органа, то только с третьего раза. Потому что те очень заняты – они же занимаются делами государственной важности, не то что предприниматели.

Таможня после решения суда подумала (при чем столько, сколько по максимуму позволял срок) и подала на апелляцию. Которую опять же, и опять не с первого заседания, проиграла.

Подаваться в кассацию им пока мешает только то, что в бюджете не заложено средств на оплату судебного сбора.

А оборудование, с помощью которого мы бы увеличили объемы производства, создали бы рабочие места, уже почти 11, вдумайтесь,11 месяцев стоит на таможенном складе.

И если вы думаете, что после  вступления в силу решения суда нам оборудование вот так сразу вернут, то я, поверьте, не могу разделить этого оптимизма.

И таких примеров, я более чем уверен, каждый, кто пытается в этой стране что-то делать, приведет массу!

И вроде живем мы с братом-чиновником в одной стране, получаем одинаковое образование, дети наши ходят в одну школу, имеем массу общих друзей, родственников, общие интересы… Что же происходит такого, что как только человек идет на гос.службу, то начинает мыслить не категориями здравого смысла и интересов общества, а продуцировать вещи, находящиеся вне рамок нашего понимания.  

На мой взгляд, есть несколько базовых посылов, без изменения которых предприниматели в этой стране будут жить в своей парадигме, а чиновники – в своей. И они никогда не встретятся, какие бы хорошие и умные законы ни принимались.

Первое – клиентом, которого обеспечивает качественным сервисом чиновник, должно стать общество, а не вышестоящее начальство, то есть изменение целеполагания.

Второе – как во всякой клиентоориентированной системе клиент всегда прав. Не буду на эту тему долго распространяться, скажу лишь, что при наименьших сомнениях в правомерности тех или иных действий решение должно быть в пользу клиента.

Третье – персональная ответственность как за неправомерные действия, так и за бездействие.

А без такой мировоззренческой перезагрузки мы обречены быть заложниками хороших светлых идей и законов, которые будут теряться и нивелироваться гос.аппаратом, являющимся вещью в себе и способным производить услуги только и исключительно для внутреннего потребления. 

Просмотров: 427