Какой же мемориал наши наследники воздвигнут нам после окончания этого сложнейшего во всех отношениях украинского кризиса?

     Только что закончил говорить по телефону со своим приятелем, который неожиданно спросил: «Скажи, этот кризис все-таки в наших головах или структурный? Предчувствия какие-то нехорошие, что всё рухнет. Может быть, с нашей экономикой всё в порядке, а мы думаем, что она плохая? И отсюда вот такой психоз, не связанный с экономической ситуацией». Такие разговоры сегодня не редкость. По-моему, уже всем понятно, что нынешнее драматическое время требует крутого разворота украинской экономики. Но вспоминая лихие 90-е, невольно задумываешься: а возможно ли проводить реформы не создавая болезненные ощущения для наших людей? Ведь очень трудно выбить из нас те стереотипы, что все ранее проводимые реформы чаще всего сопровождались огромными проблемами на уровне конкретной семьи, конкретного человека. Неужели, это наша неизбежность?     

     И, думаю, как и в предыдущие годы никто в Украине четко и по пунктам не  знает и даже не предполагает, какова наша стратегия выхода из этого кризиса. Более того, если уж  начистоту, то Греция уже показала всему миру – что долговая дыра делает со страной. А опасаясь развития Украины по греческому сценарию, что будем делать? Дальше девальвировать гривну, подстегивая экспорт и еще более усложняя жизнь валютным заемщикам, или укреплять гривну, борясь с и без того уже высокой инфляцией? Да и без денежной закачки и увеличения налоговой нагрузки вряд ли удастся решить наши долговые проблемы. И это притом, что все мы понимаем: куда ни кинь, всюду риск социальных волнений. Плюс скептики постоянно нам напоминают о приближающейся экономической пропасти.  Особенно те, кто возвращается в Киев из регионов, в частности, с юго-востока, утверждая, что, действительно, есть чего опасаться.     

     Усердно пытаюсь найти аргументы для оптимизма. И вот к чему логически пришел. А что если наше общество замахнется на, казалось бы, невероятное – возьмется за реализацию двуединой задачи: возродить украинскую многодетную семью (7-8 детей), второе, - поднять крепкое крестьянское (фермерское) хозяйство. Вспомните, главный фактор движения вверх – это, прежде всего демография и технология. Надо обязательно поддерживать их развитие. Также сейчас бизнес должен адаптироваться к низким темпам и даже падениям макроэкономических показателей. И оставить иллюзии, что мы сможем вернуться к докризисной социально-экономической ситуации.     

     Более того, стремительный рост госдолга требует сегодня от Украины создания эффективного и целостного механизма управления им. И в основе такой политики управления должна лежать среднесрочная (5-10лет) Концепция. Основа этого документа, по убеждению экспертов Института развития экономики Украины, должна состоять из трех составных частей:     

- организации эффективного функционирования рынка государственных ценных бумаг;     

- минимизации издержек заимствования;     

- координации политики управления госдолгом с экономической политикой КМУ в целом.     

     И еще одно конкретное предложение. Начать эффективную и результативную борьбу с оффшорами, так как это сегодня самое главное условие выживания нашей украинской экономики. Налоги в Украине надо платить только по месту производства продукции, товаров или услуг.     

     Пересматривая свои старые фотографии из Вашингтона (когда там был в 1994 году на учебе), сегодня особенно актуальным кажется мемориал в честь президента США Франклина Д. Рузвельта. И прежде всего второй холл, посвященный временам Великой депрессии, где наиболее ярким его экспонатом является скульптура под названием «Голод». Там же скульптуры, на которых изображены люди перед биржей труда. Далее изображены разорившиеся предприниматели и т.д. И вот задумался, какой же мемориал наши наследники воздвигнут нам после окончания этого сложнейшего во всех отношениях украинского кризиса?

Олександр ГОНЧАРОВ, Директор Інституту розвитку економіки України (www.ireu.org.ua)      

Просмотров: 903