Почему мы сегодня с завидным упрямством пытаемся встроиться в систему Евросоюза, объединяющую страны с качественными экономиками, когда у себя в стране, как в первый год независимости, лишь продолжаем говорить о реформировании и живем как на стройке.

 

     С 1 января 2016 года должна заработать Зона свободной торговли Украины с Европейским Союзом. А пока сегодня  в Париже Президент П.Порошенко, вероятнее всего, снова говорил о том, что мы хотим в Евросоюз. И я хочу! Однако все проблемы ЕС связаны с одной вещью: существование в еврозоне различных экономик возможно только в том случае, если есть постоянный приток денег. Но в последние годы этот объем денег стал резко сокращаться. Что делать? И самое главное в том, что и ответа нет, и нет новых правил игры.

     Замечу, решение о применении положений Соглашения об ассоциации с Украиной относительно создания ЗСТ с 1 января 2016 было принято в сентябре 2014 года Советом по общим вопросам Евросоюза. Справедливости ради, Глава представительства ЕС в Украине Ян Томбинский откровенно признал, что Украина не получит быстрой выгоды от введения Зоны свободной торговли с Европой. Более того, как он отметил в своем заявлении, положительный эффект нам стоит ожидать не ранее, чем через два - четыре года после ее старта. В тоже время Евросоюз может содействовать процессу новой индустриализации Украины, обеспечив нас необходимой инфраструктурой и современным производством.     

     При этом важно учесть, что, например, в отличие от Украины, в ЕС есть такая страна, как Великобритания, у которой два главных источника доходов – финансовый центр и недвижимость. И с тем, и с другим – проблемы. Как быть? Все понимают, финансовую систему надо реформировать. Но как? И это притом, что финансовый сектор получает в 5 раз больше, чем теоретически он должен получать. И это уже не экономика, это политика. А в политике некоторые вопросы вслух задавать нельзя, особенно, если это касается мигрантов из Сирии.     

     В самом деле, почему мы сегодня с завидным упрямством пытаемся встроиться в систему Евросоюза, объединяющую страны с качественными экономиками, когда у себя в стране, как в первый год независимости, лишь продолжаем говорить о реформировании и живем как на стройке. В этой связи хотел бы напомнить о том, что мы уже вступили в ВТО, объединяющую более 150 стран и на которые приходится более 95% мировой торговли. Кто от  этого выиграл? Украина? Увы, исключительно выигрывают от членства в ВТО только те страны, у которых конкурентоспособные политические и экономические модели.     

     А что Украина? Разве у нас перестанут покупать металл или древесину?! Ведь мы же поставляем на международные рынки все то, что обладает очень низкой товарной стоимостью, без чего эти страны жить не могут. С другой стороны, наши не конкурентоспособные отрасли просто отомрут, как, например, текстильная промышленность. Что будет с машиностроением, сельским хозяйством и другими отраслями? Как будут решаться проблемы, стоящие перед отечественным бизнесом? Кто отважится на прогнозы?     

     К сожалению, до сих пор политические лидеры не хотят поделиться своим виденьем развития экономической ситуации в Украине после вступления в ЗСТ. Вероятнее всего, Кабмин А.Яценюка стимулировать экономический рост будет по-прежнему через слабую гривну при относительно высокой инфляции. Однако, в 2016 году пытаться стимулировать реальный сектор экономики через разгон инфляции уже просто невозможно. Нужны структурные реформы. Более того, курс гривны будет снижаться, а инфляция, вероятнее всего, - не будет сильно расти. Причем 2015 год – это далеко не самый плохой год, который мы с вами переживаем. Все политические и экономические тенденции говорят о том, что 2016 год для  нас будет значительно тяжелее.     

     Поэтому украинские политики уже в эти дни ломают копья по-поводу зоны свободной торговли Украины с Европейским Союзом. К каким последствиям это приведет в экономике и политической системе Украины? Немало приходится слышать беспокойств, дескать, что ВТО, что теперь ЗСТ – это для Украины улица с односторонним движением. Ведь когда наши иностранные партнеры говорят о конкуренции, то имеют ввиду  справедливые условия конкуренции только на нашем украинском рынке. Доступ на чужие рынки никто нам не улучшит и об этом, вероятнее всего, в Брюсселе конкретные переговоры не велись.     

     Например, если посмотреть на защиту европейских рынков, в частности, по мясу и по молоку, то там просто огромные заборы. Это и квоты, и импортные пошлины, и различные технические барьеры. Словом, уже становится традицией обсуждать с нашими политиками условия конкуренции только на украинском рынке, закрывая при этом свои. Правда, время пришло задуматься не только Брюсселю, а и, прежде всего, Киеву. Кто назовет цену вопроса, грубо говоря, сколько мы потеряем и сколько приобретем от ЗСТ? А главное,  где те рынки, на которых Украина и наши производители будут продавать свою продукцию. Если этого не делать и не продвигаться на другие рынки – то будет катастрофа.     

     Что ж, особенно в эти дни уходящего 2015 года необходимо внимательно смотреть на украинских политиков: они сегодня способны нанести национальной экономике наибольший вред (хотя, возможно, и пользу). Как ни горько это признавать, но в настоящее время самая большая проблема в том, чтобы со вступлением в ЗСТ заставить Кабмин и народных депутатов начать менять правила игры, а значит,  старые обязательства пересмотреть в соответствии с уже новыми правилами. А раз так, то, убежден, представители реального сектора экономики быстро скажут, мол, ребята, если правила меняются, то давайте смотреть – сколько в бюджет Украины платим мы и сколько платят банкиры? И вряд ли кого-то сегодня устроят высокие бонусы банкиров. И это правильно. И это уже не столько экономическая, сколько общественно-политическая проблема, т.к. банковский бизнес настолько хорош, насколько хороша экономика страны.     

     Наконец, ни у кого уже нет сомнений, что нас ждет в ближайшие семь-восемь, а то и десять лет довольно существенный спад, в рамках которого вероятно и будут зарождаться новые системы и схемы выхода из большого кризиса. А также нам предстоит найти ответы на главные вопросы, какие наши возможности, и какими будут наши действия в ЗСТ? Одним из таких перспективных действий лично я вижу движение по расширению экономического пространства. А это выбор - Европейский Союз.

     Александр ГОНЧАРОВ,

     Директор Института развития экономики Украины

 

Просмотров: 321