А.Яценюк всё же грамотный в прошлом банкир, и в его последних выступлениях просто ощущалось, что он готов был кричать, мол, как еще объяснять народным депутатам, что нельзя подходить к стратегическим иностранным инвесторам (особенно в отношении украинской ГТС) с точки зрения «дойной коровы».

     Не просто у украинского капитализма есть будущее, но будущее и есть исключительно украинский капитализм. Во-вторых, это будущее «светло и прекрасно». С первым утверждением за последние немногим более двадцать лет ничего особенного не произошло. А вот следующая «аксиома», по-моему, на прошлой неделе таки окончательно лопнула в стенах ВРУ. Ничего хорошего в ближайшем будущем капитализм, а с ним и украинскую экономику, - не ждет. И даже не это скверно, а скверно то, что никто, пожалуй, в стране так и не понимает, что  нужно делать?!     

     В прошедший четверг 24 июля и в последнем пятничном ток-шоу у Савика Шустера Арсений Яценюк пытался образумить депутатов ужастиком про дефолт. Депутаты не испугались и, наоборот, демонстрируют удивительное спокойствие. Как будто своим поведением они нам говорят: «Когда мы рассматриваем последствия кризиса в бюджетной системе Украины, мы про дефолт вообще можем забыть. В худшем случае, во что мы не верим, ну там на несколько дней может не быть средств для военнослужащих, бюджетников и на оплату обязательств Минфину. Но это быстро разрулится».     

     В то же время лично у меня такая их позиция вызывает, как минимум недоумение. Разве эти депутаты не понимают, что подобными их действиями фундаментально подрывается доверие к украинской бюджетной системе и конкретно к гривне?! Вот это уже очень серьезная проблема как для внешних рынков, так и для потребителей и инвесторов внутри Украины. Или на это умозаключение депутаты хотят сказать: «Что значит, подрывается доверие? У любого здравомыслящего человека оно вообще есть?». На такой вопрос остается лишь ответить: «Господа, сейчас вы своими руками рубите уверенность рынка и инвесторов в возможности обслуживания своего долга».     

     А.Яценюк всё же грамотный в прошлом банкир, и в его последних выступлениях просто ощущалось, что он готов был кричать, мол, как еще объяснять народным депутатам, что нельзя подходить к стратегическим иностранным инвесторам (особенно в отношении украинской ГТС) с точки зрения «дойной коровы». В этом случае бизнес на заявления политиков действует с точностью наоборот, т.к. инвесторы будут уходить от высоких рисков. Ведь, если нет доверия, зарубежные инвесторы уходят с нашего рынка. В такие моменты особенно остро власти начинают понимать цену некачественных политических решений. Тем более, что премьер настаивал на том, что сейчас нам очень нужны прямые инвестиции. Хватит уже стимулировать в Украине спекулятивный капитал – кэрри трейд.     

     Все предыдущие годы мы создавали огромные стимулы для того, чтобы к нам приходили портфельные инвесторы, т.е. со спекулятивными деньгами, которые просто угнетают прямые инвестиции. И, по-моему, это первый премьер, профессионально знающий, что у нас очень неблагоприятное соотношение между спекулятивными и прямыми инвестициями. По-прежнему в Украине активно действует этот магический механизм запуска локальных финансовых кризисов – свободный счет капиталов, волатильность гривны и высокая доходность финансовых активов. Вот это всё и есть кэрри трейд или спекулятивные инвестиции. В этом смысле вложения в экономику Украины рассматриваются, прежде всего, для того, чтобы грубо говоря, быстро срубить бабла по-легкому. Видимо, против этого и поднял свой голос А.Яценюк и за это смелое и компетентное решение он заслуживает уважения. Хотя, откровенно говоря, с немалым числом его действий очень трудно согласиться. Но главное – он действует.     

     И вряд ли кто-нибудь будет спорить с тем, что после АТО невозможно поднять не только Донбасс, а и страну без прямых иностранных инвестиций. В них остро нуждаются вся наша химическая промышленность и металлургия, АПК и ГТС, много других заводов и комбинатов. Другой и очень важный вопрос: «Какие нам нужны прямые инвестиции?». Конечно, нужны огромные объемы средств и для разных отраслей и секторов экономики Украины. Однако, накопленное за предыдущие годы сальдо (разница между ввозом и вывозом инвестиций) ничтожно мало. Это, в частности, говорит и о том, что нам помимо инвестиционных средств еще нужны высококлассные менеджеры, современные технологии и оборудование, основы европейской культуры производства.      

     Тем более, что возможности для прямых инвестиций у нас сейчас можно сказать безграничные. Например, у Китая наверняка есть интерес к нашей угольной промышленности. Но будем ли мы пускать китайцев в Донбасс, где они хотели бы стать собственниками угольных шахт? Уверен, что они, таким образом, пожелали бы создавать для себя запасной рынок труда. Мы-то чего боимся, почему их не пускаем?     

     Лично я бы этого не боялся, хотя более осторожно и взвешенно относился бы к тому, у кого мы будем заимствовать технологии, т.е. технологии первого или второго ряда? Чтобы в итоге мы не стали техническим придатком Китая или индустриального Запада. Проще говоря, чтобы мы не копировали копию, а в партнерстве создавали оригинал. И, безусловно, нам необходимо резко уменьшать очень высокие регуляторные издержки для иностранных инвесторов. Далее. У нас налоговые издержки – на уровне развитых индустриальных экономик. Нет привычных для инвесторов налоговых стимулов, направленных на то, чтобы как можно дольше удержать вложения нерезидентов в акциях украинских эмитентов. Наконец, чтобы в Украину приходили стратегические зарубежные инвесторы, нам надо активно заниматься внутренним спросом. Когда мы сами масштабно начнем строить малый и средний бизнес, когда средний класс будет делать вложения в акции отечественных компаний и появится новый ряд институциональных инвесторов, немедленно почувствуем, как будут вливаться в страну инвестиционные деньги и приходить современные технологии.     

     Конечно, верю, что и в этой борьбе за прямые инвестиции нам удастся победить. Однако, никак не могу ответить на вопросы: «Почему мы до сих пор существуем подобным способом – самым сложным и затратным? Почему на развилках судьбоносных дорог выбираем не оптимальные варианты, а самые трудные и неудачные?».

     Олександр ГОНЧАРОВ,

     Директор Інституту розвитку економіки України (www.ireu.org.ua)    

Просмотров: 357