По занавес марта украинские депутаты изрядно возмутили народ, «легким движением руки» передвинув отчет о своих расходах и тратах родственников на следующий год. На самом деле, непонятно, чему возмущаться. С юридической точки зрения, все украинское антикоррупционное законодательство - изначально фикция, существующая виртуально и не имеющая никакой юридической силы.

По занавес марта украинские депутаты изрядно возмутили народ, «легким движением руки» передвинув отчет о своих расходах и тратах родственников на следующий год. Наглость «очумелых ручек» закономерно возмутила общественность и прессу. На самом деле, непонятно, чему возмущаться. С юридической точки зрения, все украинское антикоррупционное законодательство - изначально фикция, существующая виртуально и не имеющая никакой юридической силы.

Итак, норма антикоррупционного закона усилиями организованной группы народных депутатов и Конституционного суда была превращена в фикцию. И очень вовремя, иначе уже с 1 апреля информация о тратах всех «государевых людей» обсуждалась бы в телеэфирах и на каждой скамейке. Придравшись, а точнее, сочинив коллизию между датами вступления в силу разных статей закона, парламентарии добились переноса сроков подачи деклараций на более удобное с политической точки зрения (да и со всех остальных тоже) 1 апреля 2013 года. Уже отмечалось: если разобраться, то никакого противоречия, на самом деле, в тексте нет, законодатель изначально урегулировал разногласия. Какие еще фикции таит в себе антикоррупционное законодательство Украины?

Действительно, судьба антикоррупционного законодательства не задалась с самого начала. Принятие нового закона в апреле 2011 года - сплошная цепь махинаций. Спикеры правящей администрации и депутатского большинства подавали в качестве одной из «фишек» антикоррупционного закона 2011 года обязанность отчитываться про расходы родственников и членов семьи депутатов и чиновников. Известно, что за редким исключением вроде Сергея Тигипко или Петра Порошенко, Украиной на всех уровнях управляют то ли бессребенники, то ли нищие. Если верить в официальные декларации, украинских «людей государевых» содержат близкие, пробивная жена или сердобольная теща. Чаще всего дорогие машины, загородные виллы, многокомнатные квартиры в престижных районах и прочие блага оформлены на родителей, жену и так далее по списку членов семьи. Норма о декларации про расходы родственников, которая как раз была призвана перекрыть эту коррупционную лазейку, на деле является фикцией, ведь по закону: а) данные про родственников заполняет сам чиновник; б) законодательство не предусматривает никаких санкций за подачу ложной информации о ценных бумагах, банковских вкладах, недвижимом имуществе и т.д. ни для самого чиновника, ни для его близких. В отношении информации о расходах родственников не применяется и механизм специальной проверки, который отныне проходит каждый кандидат в госслужащие (спецпроверка - специальная процедура, когда проверяется достоверность указанных в декларации данных). То есть, данные никто даже не проверяет, не говоря уже о наказании за попытку ввести в заблуждение.

Да и декларировать чиновники и политики обязаны далеко не все свои расходы, а только те из них, которые превышают 150 тысяч гривен в месяц. Малоизвестный факт, но на самом деле планка в 150 тысяч гривен - результат мошенничества. Когда 7 апреля 2011 года зал Верховной Рады проголосовал за антикоррупционный закон, текст содержал цифру в 50 тысяч гривен. Но по дороге из Верховной Рады в Администрацию президента цифра неожиданно выросла втрое. В итоге, президент Янукович подписал текст уже с новым «потолком возможностей». Впрочем, как показала жизнь, останавливаться при покупках даже на цифре 149 тысяч 999 гривен для украинского истеблишмента оказалось не по силам, раз с приближением даты 1 апреля ряды начальства охватила паника.

Впрочем, все приведенные выше примеры - из серии «мелочь по карманам тырить». Юридический анализ показывает, что на сегодняшний день антикоррупционное законодательство Украины в целом не имеет никакой юридической силы. То есть, Украина, целая страна с населением в 46 миллионов человек, живет без антикоррупционного закона. А то, что называется Законом Украины «Об основах предупреждения и противодействия коррупции» на деле является просто несколькими страницами с напечатанным на них текстом.

Но могло ли быть иначе? Если история антикоррупционного законодательства за 20 лет независимости Украины - просто список ритуальных телодвижений без какого-либо прицела на результат? Большую часть срока Кучмы основная масса украинцев решала для себя вопрос выживания. Поэтому, несмотря на откровенно беззубый антикоррупционный закон, было не до коррупции. Новая команда, лицами которой были Ющенко и Тимошенко, пришла к власти, в том числе на лозунгах борьбы против взяточничества и казнокрадства. Но от слов к делу собрались перейти только в июне 2009-го, когда Верховная Рада приняла новую версию антикоррупционного закона. Впрочем, вчитавшись в текст, чиновники и депутаты схватились за голову. А потому была изобретена уловка - формально антикоррупционный закон существовал, а на деле его вступление в силу дважды переносили. Наконец, в декабре 2010 года новоизбранный президент Янукович вносит свой вариант антикоррупционного закона (на 90% - принятый еще при Ющенко закон, но без самых «острых» норм). Ссылаясь на президентский законопроект как на повод, депутатское большинство вообще провозглашает принятый при Ющенко вариант недействительным. Старый, но так и не вступивший в силу закон отменяется, а новый еще не успевают принять - в результате, выходит так, что с 1 января по 1 июля 2011 года в Украине даже формально нет бумаги с текстом, которая могла бы называться Законом «О борьбе с коррупцией». Наконец, 7 апреля 2011 Верховная Рада голосует за текст президентского законопроекта, а в июне президент Янукович подписывает пакет из двух антикоррупционных законов. Никаких внятных объяснений по поводу того, как из одного принятого Радой закона на столе у президента оказалось 2, никто из официальных лиц - ни президент Янукович, ни спикер Литвин, ни ведший эпохальное заседание Рады вице-спикер Мартынюк, ни глава фракции Партии регионов Ефремов, ни премьер Азаров или глава СБУ Хорошковский - всеми силами постарались не дать. Если же поднять стенограмму парламента, оказывается, сразу же после принятия закона, зал проголосовал за предложение Адама Мартынюка: а) осуществить «юридическое редактирование» принятого закона; б) разделить уже принятый текст на 2 закона (Закон «Об основах предупреждения и противодействия коррупции» и второй документ, в котором объединили все изменения в законодательство).

На самом деле, такая махинация - это не просто нарушение процедуры. С юридической точки зрения, если зал проголосовал за один текст, а президент подписал два других документа, то настоящим Законом Украины не является ни один из них. Никакой юридической силы такие бумаги не имеют. И называться законами попросту не имеют права.

С помощью такой нехитрой манипуляции украинские депутаты еще 7 апреля заложили под антикоррупционное законодательство часовую мину. Если вдруг станет надо, мошенничество с текстом можно будет оспорить в том же Конституционном суде. И можно уже сегодня прогнозировать, что суд будет вынужден вынести решение, что никакого антикоррупционного законодательства Украина не имеет.

Просмотров: 980