Торговый раздел - это суть Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. Он не только создает зону свободной торговли, но и обусловливает адаптацию экономики Украины к европейским стандартам.  

     Сегодня Президент Украины уже внес в Верховную Раду на ратификацию Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС. Однако, поздно вечером в пятницу 12 сентября мы узнали о трехсторонней договоренности Украина - Россия - ЕС об отсрочке запуска зоны свободной торговли. Конечно, это было неожиданно для всех нас.  Ведь торговая часть Соглашения об ассоциации с ЕС является лишь одним из 8 разделов договора, но по объему – это 80 % документа. Торговый раздел - это суть Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. Он не только создает зону свободной торговли, но и обусловливает адаптацию экономики Украины к европейским стандартам.     

     Что ж, выходит, что теперь перспективы ЗСТ – это пока для Украины улица с односторонним движением. Ведь когда наши зарубежные партнеры говорят о конкуренции, то имеют в виду  справедливые условия конкуренции только на нашем украинском рынке. Доступ на чужие рынки никто нам не улучшит и об этом, я так думаю, в Брюсселе конкретные переговоры наши политики не вели. То есть, если посмотреть на защиту европейского рынка, то там просто огромные заборы: это и квоты, и импортные пошлины, и различные технические барьеры. Словом, уже становится традицией обсуждать с нашими политиками условия конкуренции только на украинском рынке, закрывая при этом свои.     

     Однако, по оценкам экспертов, в вопросе с Украиной все может пойти гораздо быстрее и эффективнее, но нам непременно надо выполнить ряд ключевых обязательств. Причем экономические критерии, которые выдвигаются к нашей стране, желающей стать членом ЕС, в принципе, нам по силам. Какие это критерии?     

     Прежде всего, с текущим дефицитом бюджета мы пока не дотягиваем до европейских стандартов - он должен быть не больше 3% ВВП, а у нас по прогнозу международного рейтингового агентства S&P к концу 2014 года этот дефицит достигнет 11% ВВП страны (включая дефицит «Нафтогаза Украины»). Далее, показатель уровня госдолга должен быть не больше 60% ВВП, у нас на 01.08.2014 года государственный долг по данным Министерства финансов Украины составляет 686804,5 млн. гривен или 82%.  Также необходимо улучшать показатели по сальдо платежного баланса (в Маастрихтском договоре такого пункта нет, но Совет ЕС, Еврокомиссия и МВФ требуют сокращать разницу экспорта-импорта товаров и услуг до 3—5% ВВП страны).      

     Привожу эти финансово-экономические показатели, выполнить которые нас обязывает руководство ЕС, и меня не покидает ощущение, что украинские политики окончательно утратили наше доверие к экономической политике их политических сил. Не могут толком раскрыть преимущества и недостатки своих политических решений, наконец, не в состоянии сделать выбор между страшной истиной и чудовищной ложью. И дело не в том, что нравится или нет та или иная партия. Дело в их масштабных ошибках. А также в том, что между лозунгами «Даешь!» и «Долой!» надо вносить еще некий содержательный элемент: что нужно сделать, чтобы заставить нас думать на несколько шагов вперед, например, по достижению экономических критериев для присоединения к Евросоюзу.     

     Политики в эти дни, вместо организации созидательного процесса с привлечением экспертных сообществ, продолжают ломать копья по-поводу такого выбора. Но, к каким последствиям это приведет в экономике и политической системе Украины? Думаю, этого они не знают. И в этой связи хотел бы напомнить о том, что мы уже вступили в ВТО, объединяющую более 150 стран и на которые приходится более 95% мировой торговли. Кто от  этого выиграл? Украина?     

     Увы, всем известно, что исключительно выигрывают от членства в ВТО только те страны, у которых конкурентоспособные политические и экономические модели. А что Украина? Разве у нас перестанут покупать металл, химию, древесину?! Ведь мы же поставляем на международные рынки все то, что обладает очень низкой товарной стоимостью, без чего эти страны жить не могут. С другой стороны, наши не конкурентоспособные отрасли просто отомрут, как, например, текстильная промышленность. Что будет с машиностроением, сельским хозяйством? Зачем нам ВТО и теперь ЕС? На эти вопросы мы ждем четких и конкретных ответов от наших политических лидеров, а ни чем не подкрепленных лозунгов и призывов. Мы должны как минимум знать «дорожную карту» нашей власти по достижению экономических показателей для членства в Евросоюзе.     

     Конечно, особенно в эти дни необходимо внимательно следить за действиями  украинских политиков: они сегодня способны нанести национальной экономике как наибольший вред, так и, возможно, огромную пользу. Как ни горько это признавать, но в настоящее время самая большая проблема в том, что бремя принимать ключевые и верные управленческие решения несут на себе политики, которые не очень способны это делать. По мнению экспертов, в США последним таким лидером, кто самостоятельно принимал правильные решения и спас в 70-е годы американскую экономику был Ричард Никсон, а в СССР – Никита Хрущев.

     Олександр ГОНЧАРОВ,

     Директор Інституту розвитку економіки України (www.ireu.org.ua)  

Просмотров: 464