по рейтингам популярности среди  наиболее читаемых книг в мире, Карл Маркс сегодня почти на двадцать пунктов обходит Уильяма Шекспира. 

     Как бы это не показалось кому-то невероятным, но по рейтингам популярности среди  наиболее читаемых книг в мире, Карл Маркс сегодня почти на двадцать пунктов обходит Уильяма Шекспира. Признаюсь, и я люблю читать труды этого выдающегося экономиста и философа, его переписку с Фридрихом Энгельсом.     

     Он жив в науке, и в мире это не вопрос для споров. Это у нас в начале 90-х годов была такая политическая конъюнктура, когда о нем старались не говорить, дескать, вдруг кто-то не так поймет. Потом было немало критики, примитивной и порой даже вульгарной и огульной.  А ведь практически в любом западном учебнике по социальным наукам написано, что основу современной социологической науки заложили три человека – первый по возрасту, т.е. раньше других Карл Маркс, затем Макс Вебер и Эмиль Дюркгейм.     

     Также в мире есть только две научно обоснованные линии на общественно-политическое влияние экономики. Одна линия – это Адама Смита и Давида Рикардо, а другая – марксистская линия. Причем и здесь нельзя рассматривать Карла Маркса как политэконома и только. Его политэкономия – лишь составная часть общеисторического материализма или материалистического подхода к истории и, в частности, это марксистская теория о том, что невозможно разделить экономическую деятельность человека от общественной.     

     И до сих пор это наиболее выдающееся достижение К.Маркса, т.к. у человечества было всегда два проекта. С самого начала, с древнего мира, первый гласил: всё в мире создано высшей силой, Богом. Бог – творец, он создал Вселенную, природу и человека; далее вся история развивалась и развивается согласно промыслу Божьему или Божественному замыслу. Параллельно, в те далекие древние времена, возник и другой проект, который опирался на то, что надо объяснять историю без Бога, как историю природы из самой природы, историю человеческого общества из самого общества, наконец, историю человека из самого человека.     

     В средневековье, как известно, господствовала первая парадигма. А вот в новое время постепенно стала набирать обороты вторая парадигма. И уже в середине XIX века два всемирно известных ученых утвердили новую общую парадигму современной науки – это Чарльз Дарвин, который объяснил механизм биологической эволюции, и Карл Маркс, объяснивший механизм социальной эволюции.     

     Причем, многие ученые и эксперты не однозначны в том, что в своих основных политико-экономических пророчествах К.Маркс совершил ошибку. Но, очевидно, что причинно-следственные связи отдельных его просчетов были обусловлены историческим периодом жизни, страстной политической вовлеченностью и преувеличенной оценкой недовольства пролетариата своим положением и так далее. При этом Карл Маркс никогда не выводил из кризисов гибель капитализма. Он нередко в своих трудах отмечал, что кризис – это специфическая форма восстановления пропорций.     

     Например, в результате кризиса перепроизводства пропорции восстанавливаются: часть труда и капитала отмирают, происходит концентрация и централизация. Как великий гуманист, Маркс верил, что интеллектуально люди в состоянии таким образом организовать свое производство, чтобы не было потерь общественного труда. И вместо общественного разделения труда по сути Карл Маркс предложил идеальный с его точки зрения способ – это общественное распределение труда (когда по выявлению потребностей людей будет распределен труд). Что из этого получилось, мы прекрасно знаем.     

     Конечно, можно спорить с его некоторыми научными воззрениями, однако, необходимо учитывать и такой ключевой момент, который впоследствии очень продвинул его теорию кризиса падения эффективности капитала; первый кризис начался в 1881 году за два года до смерти К.Маркса. Потом фактически современная экономическая теория стала обосновывать определенную цикличность таких кризисов: перед Первой мировой войной, в 30-е и 70-е годы XX века, современный кризис текущего столетия. Эти модели кризиса, естественно, Маркс уже не застал. Но с тех давних лет, что является очередной величайшей заслугой Маркса, именно на его «языке», в отличие от «языка» Смита и Рикардо, описываются эти явления с учетом многогранности их проявления в общественно-экономической жизни. И до сих пор никто после него новых экономических «языков» так и не придумал.     

     Поэтому выражение «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно», как символ веры «красного проекта», не следует рассматривать ни с научной точки зрения, ни понимать - с общечеловеческой. Кто в это верит – для него это выражение полно смысла, если не верит – ничего не значит. Но в науке он жив, и в мире это не вопрос для споров.

     Александр ГОНЧАРОВ,

     Директор Института развития экономики Украины

Просмотров: 401