Есть ли жизнь после девальвации? Даже если курс гривны не удается удержать, в силах Кабмина постараться, чтобы последствия не так сильно ударили по простому украинцу

Есть ли жизнь после девальвации? Даже если курс гривны не удается удержать, в силах Кабмина постараться, чтобы последствия не так сильно ударили по простому украинцу.

Резкий обвал гривны спровоцировал политический скандал и уличные протесты под Национальным банком Украины. НБУ от греха подальше даже закрыл торги на межбанке в среду. А в пятницу гривна на межбанке якобы даже укрепилась до 28, 75 за доллар. Падение курса гривны, тем более, такое резкое падение – серьезный фактор, когда экономика чересчур зависит от экспорта и импорта. Как отразится падение на жизни украинцев уже в ближайшее время? А главное, какие способы могут хотя бы минимизировать негативные издержки?

Снижение курса гривны – это в первую очередь удар по импортной группе товаров. Самые свежие данные, какие именно товары доминируют в структуре импорта в Украину, можно увидеть в документе, подготовленном Департаментом платежного баланса Национального банка Украины.

Раздел «Динамика товарной структуры импорта» - это сведенные данные за 9 месяцев 2014 года в поквартальной разбивке и в сравнении с информацией за 2013 год. 

http://www.bank.gov.ua/doccatalog/document?id=122319

Итак, в структуре импорта на первом месте минеральные продукты – Госстат относит к данной группе топлива минеральные, нефть и продукты ее перегонки (т.е. бензин, мазут, газойль и т.д.) Общая сумма импорта минеральных продуктов за 9 месяцев 2014 года – 11 миллиардов 900 миллионов долларов США (за 9 месяцев 2013 года - 15 миллиардов 613 миллионов долларов США).

Каких последствий ждать по итогам снижения курса? Если говорить о ближайшем времени, то посевная-2015 – под угрозой срыва. Чтобы провести посевную и спасти урожай нынешнего года, Кабинет Министров мог бы создать Специальный фонд горюче-смазочных материалов. Специальный фонд ГСМ поставлял бы аграриям (как крупным хозяйствам, так и фермерам) солярку и бензин по фиксированной льготной цене, а разницу между импортной стоимостью и отпускной ценой правительство могло бы:

 -   начислять как кредит по низкой процентной ставке;  

 - либо вообще субсидировать аграриев, покрывая разницу за счет бюджета.

Здесь нужно понимать, что срыв посевной и, как следствие, неурожай – это еще одна мощная цепная реакция, которая отразится на резком скачке цен на продукты уже летом. И тогда получится двойной эффект – с одной стороны, на цене продуктов отразится новая высокая цена на солярку и бензин, а с другой – рост цен подстегнет неурожай и, как итог, нехватка продуктов.

Такая импортная группа как «машины, оборудование, транспортные средства и устройства» занимает II место (9 миллиардов 85 миллионов долларов). Этот импорт уже серьезно обвалился (для сравнения, за 9 месяцев 2013 года общая сумма составила 14 миллиардов 487 миллионов) и, видимо, обвалится еще. Зато появляется шанс для украинских производителей автомобилей, автобусов и тракторов – разве что без грамотной государственной политики здесь не обойтись.

III место – продукция химической и связанных с нею отраслей промышленности – 8 миллиардов 108 миллионов по итогам трех кварталов 2014 года. В данной группе главный интерес представляют собой лекарства и другая фармацевтика – в гривневом эквиваленте они вскоре будут продаваться по заоблачным ценам. С точки зрения гуманизма, Кабмин мог бы реанимировать схему льготного распределения лекарств – хотя бы для пенсионеров. Но сначала здесь необходимо будет серьезно ограничить коррупцию, иначе льготные лекарства просто разворуют. В остальном же, правительство может на практике заняться протекционизмом – ветер и так дует в паруса украинских производителей, Кабинет Министров же может способствовать тому, чтобы украинские аналоги лекарств и медикаментов активнее осваивали отечественный рынок.

И, наконец, продовольственные товары и сырье для их производства – на IV месте. За 9 месяцев прошлого года общая сума продуктового импорта составила 4 миллиарда 553 миллионов долларов. Для сравнения, за аналогичный период 2013 года – 5 миллиардов 770 миллионов.

Украина завозит значительную долю продуктов питания, продаваемых на внутреннем рынке. С одной стороны, скачок курса – это шанс для украинских производителей молока, мяса, птицы и т.д. завоевать освободившуюся нишу на рынке. Но есть и «подводные камни» - в связи с падением курса гривны украинские продукты стали стоить дешевле на зарубежных рынках. Поэтому есть риск, что производители посчитают - выгоднее продавать весь спектр продуктов питания за границу, чем в Украине. А такой поворот ситуации – это дефицит на внутреннем рынке, и, как следствие, тоже рост цен. С точки зрения президента и правительства целесообразно было бы задуматься над введением новых квот на экспорт продуктов питания. Но и квотировать в разумных пределах, разумеется.

И здесь надо четко пояснить: никто не отвергает рыночную экономику и право производителя продавать, куда и по какой цене он хочет, но перед президентом и Кабинетом Министров стоят еще и социальные задачи – не допустить голода из-за нехватки продуктов.

Итак, падение курса гривны к доллару и другим международным валютам – это, конечно же, удар. Однако именно в таких ситуациях проявляется эффективность либо неэффективность государственной власти. Даже в первом приближении можно сказать, что грамотная государственная политика, с одной стороны, поможет минимизировать последствия для миллионов простых украинцев, начиная с самых незащищенных (пенсионеры, бедные и т.д.) А, с другой стороны – это шанс для украинских колбасных цехов, автомобильных заводов и фармацевтических фабрик etc. Главное, чтобы, как уже не раз бывало раньше, украинские производители не расслабились без конкуренции и не стали выбрасывать на рынок товар откровенно завалящего качества. Но здесь уже в силах Кабмина – с помощью «кнута» и «пряника» внедрить европейского уровня системы контроля за качеством и жестко наказывать тех, кто попытается обойти стандарты. 


 

 

 


 


Просмотров: 3744