Можно ли победить коррупцию ...Или как это сделали в Швеции

В конце 90-х годов, как любителя легкой промышленности, судьба меня свела с одним очень интересным человеком. Это был мужчина в годах, в почтенном, так сказать, возрасте. Он был самым настоящим шведом, который выйдя на пенсию у себя в Швеции и получив выходное пособие (шикарные у них пособие получают пенсионеры), приехал в Украину делать бизнес. Бизнес у него был довольно простой, но эффективный. Он арендовал в районных центрах Черниговской области дома быта. И организовывал там цеха по пошиву только мужских брюк. (Одну его пару брюк храню, как реликвию. Память – великое дело.)

Когда я в первый раз увидел его цех, я был просто ошарашен. Будучи большим специалистом по советским швейным цехам, я был поражен невероятной чистотой, шикарным освещением, невероятно крутым швейным оборудованием. Чего только стоило расположение гладильного участка с просто таки шикарным гладильным прессом. Капиталист, одно слово. Платил он заработную плату только по белому и заодно все налоги. Но при этом бизнес у него работал нормально.

Звали его, наверное, Ингвар, или еще как-то, но я его называл Игорем. Он сам так просил себя называть и только его прибалтийский акцент указывал, что это все же не совсем наш человек.

По роду деятельности приходилось с ним много раз общаться, и я не мог не задать ему сакраментальный вопрос: «Зачем он уехал из такой замечательно страны, как Швеция, где нет этой ужасной налоговой, где все по закону, и нет этой проклятой коррупции». На что он мне ответил: «Там нет бизнес. Это тут у вас можно делать бизнес. В Швеции нельзя делать бизнес». Я тогда не совсем понял, почему он так ответил. И тогда и сейчас по всем международным рейтингам ведение бизнеса в Швеции считается очень легким делом, в отличие от Украины, где коррупция достала всех и вся. Но, пообщавшись с Игорем больше, я понял, что он прав. Точнее, он показал другую сторону коррупции, о которой не хотят говорить или просто не знают эти все заезжие иностранные консультанты, которые весь мир пугают нашей коррупцией.

Действительно, в Швеции чиновники взятки не берут. Сам Игорь был таким честным шведским чиновником, который дослужился до должности начальника управления типа в министерстве или главке, я так и не понял, что это за структура такая в Швеции. Но, это не главное. Тут другое главное. Он рассказал, и довольно подробно, почему в Швеции чиновники действительно не берут взятки.

Тут у нас некоторые люди советуют выгнать всех старых чиновников и взять новых, честных и неподкупных. Так это все глупости и несуразицы. Если действительно хотите, чтобы чиновники не брали взятки, нужно сделать, так как это сделано в Швеции.

Очень важный фактор. Министры могут меняться, но аппарата чиновников министерства это мало касается. В Швеции министр не может просто так снять начальника управления в своем министерстве. Если он недоволен сотрудником, то министр может только подать жалобу в администрацию министерства (по-шведски называется очень мудрено, но главное, что эта администрация независима от министра). На основании жалобы министра администрация проведет проверку и если посчитает нужным – уволит. А теперь самое главное – министр не может на освободившееся место назначить своего кума, свата или мужа любовницы. Любая должность госслужащего требует определенных навыков и требований к квалификации и очень часто обусловлена не только официальными инструкциями, но и традициями. Для того чтобы занять должность самого мелкого начальника в министерстве, нужно проработать, как минимум пять лет именно госслужащим в этом министерстве, плюс еще требования к образованию, успеваемости на курсах повышения квалификации, и самое главное «баллы». Это так Игорь назвал, «баллы», можно по-другому это назвать. Отдел кадров у них работает на полную мощность. Все малейшие замечания и поощрения фиксируются и создают баллы. А теперь еще одно принципиальное требование для того, чтобы не было коррупции. Если шведский чиновник проявит инициативу и решит вопрос клиента не за месяц, а за неделю, однозначно получит выговор и потеряет баллы. Если чиновник будет заниматься волокитой и решать пустяковое дело полгода, при этом постоянно затягивая дело, то получит поощрение, и его будут считать лучшим работником. От госчиновника требует не выполнение дела, а четкое соблюдение инструкции, даже, если эта инструкция бессмысленная. Вот для этого и требуется стаж работы, для того, чтобы начать двигаться по карьерной лестнице. Если человек готов играть в эти игры, в бюрократию, он остается в структуре, если нет – ищет другую работу.

Но это еще не все. Только одними инструкциями коррупцию не одолеешь. Сейчас не знаю, а раньше в Швеции была структура, которую можно назвать Антикоррупционный комитет, которого боялись госчиновники как огня. Его власть и методы очень похожи на методы работы КГБ времен СССР. Главная его функция выискивать факты коррупции и взяточничества среди госчиновников. Но так как взятки госчиновники уже давно боялись брать, то этот Антикоррупционный комитет занимался тем, что подстрекал госчиновников к взяткам, типа проверял, склонен человек брать взятки, или нет. Для этой цели засылали казачков, которые должны были спровоцировать госчиновника на взятку. Никто конверты с деньгами не давал. Это нереально было сделать в Швеции, тогда эти казачки пытались заплатить за госчиновника в кафе, или подарить китайскую подделку позолоченной зажигалки. Насколько я понял Игоря, там существовала градация, до какой суммы подарок не считался взяткой. Эта сумма была очень мелкой. Потом был другой уровень стоимости подарка, при котором госчиновник был обязан сообщить о подарке начальству, и самое главное, заплатить из стоимости этого подарка налоги. И была сумма, при которой подарок уже считался взяткой, и его просто нельзя было брать ни при каких обстоятельствах. Хорошая идея.

Но, казачки от этого комитета, это были «цветочки», были еще и «ягодки». И Антикоррупционный комитет и администрация госструктуры очень приветствовали доносы госчиновников друг на дружку. Игорь рассказывал, как однажды он случайно в обеденный перерыв встретил старого школьного знакомого, они зашли выпить пива и уже через два дня его вызвали на беседу. В комитете получили донос, где очень бдительный его коллега подумал, и написал, что он думал, что это может быть попытка подкупить госчиновника. Была проверка, и были выводы. В данной ситуации, нет ничего личного. Просто любой госчиновник хочет занять пост повыше, а значит, чем больше будет расследований у твоего коллеги за соседним столом, тем больше шансов у тебя подняться по карьерной лестнице. Вот поэтому стучат друг на друга, а все вместе на своего начальника. Почему на начальника? Потому что очень хотят, чтобы он ушел и освободил место для более достойных. Как результат, начальник не то, что взятки не берет, он своего голоса боится. И старается всеми силами удержаться до пенсии.

А вот пенсия у них действительно хорошая. У них оклад всегда ниже, чем на аналогичной должности в частном секторе. Но это делают специально, чтобы человек ждал пенсию и держался за место «стиснув зубы». Но зато, если вышел на пенсию, тут тебе и солидная пенсия, и очень большое выходное пособие, такое, что можно и бизнесом заняться.

Вот так можно победить коррупцию и только так. А все другие методы, это от лукавого.

Но, победив коррупцию, порождаешь другого монстра – бюрократию. Бюрократы  взятки не берут, но ничего и не хотят делать, так как всего боятся, всегда перестраховываются и поэтому даже самые маразматические инструкции выполняют с фанатизмом и маразмом в квадрате.

И если бы только это. Никогда не бывает нормальных инструкций. Их всегда много и они очень часто только создают проблемы бизнесу. Но, в Швеции нельзя просто так «решить проблему», нужно искать деньги и выполнять инструкцию жестко. Например, у тебя нет на работе инвалидов, но у тебя обязан быть туалет для инвалидов. А это дополнительные затраты. Вывеску нужно переделать, если она не соответствует на несколько сантиметров норме и так бесконечно. А тут еще защита социальных прав работников. Поработал лишних двадцать минут – плати заработную плату, временно увеличилось количество клиентов – бери нового сотрудника и т.д. Шведские бизнесмены не потому ездят на старых автомобилях, что они жмоты или нигилисты, а потому, что они хотят купить новую машину, но не могут. Им приходится постоянно откладывать на «черный день», всегда боятся малейшего намека на кризис. Потому, что при их мизерной рентабельности для них даже небольшой намек на кризис, это уже трагедия. Малый и средний бизнес разоряется и создаётся новый. Но от этого эффективность шведского бизнеса не меняется. Там хорошо работать рабочим. Это слова Игоря. Никаких тебе проблем. Закончил их местное ПТУ, пошел на работу, профсоюз смотрит, чтобы не обижали, а если останешься без работы, можно жить и на пособие. Может поэтому, со слов Игоря, в Швеции нет такой мечты, как в Украине стать богатым бизнесменом. В Швеции богатым тебе просто не дадут стать, а быть все время бедным бизнесменом и дрожать над каждой копейкой это не для всех.

Как рассказывал Игорь, уже тогда можно было зарегистрировать компанию по почте. Например, чтобы открыть ресторан, не нужно было просить разрешения, а наоборот, было достаточно отправить информацию в мэрию, и можешь работать. Считалось, что если тебе не было письменного отказа, то значит все разрешено. Легко. Просто. Нет коррупции. Но есть другая проблема, о которой писал еще Давид Риккардо. Простота открытия бизнеса ведет к тому, что количество компаний растет быстрее, чем может поглотить рынок. В результате чрезмерное перенасыщение рынка и конкуренция убивает бизнес. Игорь говорил, что у них рентабельность бизнеса 3%, это круто, а чаще всего 1-1,5%. Поэтому кредиты там действительно дешевые и не сложно их получить, но когда бизнесмен берет кредит, то он фактически работает в убыток, так как проценты по кредиту больше его рентабельности. Но он заведомо идет на эти убытки, потому, что надеется, что когда погасит кредит, сможет за счет расширения бизнеса перекрыть убытки в будущем.

Вот поэтому, Игорь и приехал к нам делать бизнес. И чаще всего, когда затевали разговоры о коррупции, он очень на это просто отвечал – это представительские расходы, это все бизнес. Он был умный человек, не лез в крупный бизнес, а тем более не старался создавать конкуренцию крупному украинскому бизнесу. Он брал ткани на Чексиле, но не играл против компаний от Чексила. Благо, в Украине до насыщения рынка очень далеко, поэтому места хватает всем на рынке. Нужно только правильно рассчитывать приоритеты. И, наверное, учитывать не только представительские расходы, но и доход, полученный от отсутствия бюрократии в квадрате.

Просмотров: 2491