Увеличение кредитного плеча нарвется на рыночную волатильность – получим очередной обвал. Вопрос, начался уже этот обвал или нет? Я пока на этот вопрос ответить не могу, может быть, В. Гонтарева знает ответ?  

     Еще никто у нас серьезно не оценивал проблемные активы банков. Как только начнется эта работа в связи с действием Закона «Про фінансову реструктуризацію», сразу появится множество трудноразрешимых проблем. В принципе, Кабмин и НБУ  должны всячески стимулировать идею коллективной реструктуризации долгов.     

     А почему всё росло до начала кризиса? Потому что осуществлялась стимуляция спроса через кредитный или долговой механизм. Но это хорошо работает только при условиях, когда есть, кого кредитовать или кому давать в долг, а также когда этот долг может быть обслужен реальными денежными потоками от экономики. Иными словами, чтобы заемщики из своих доходов могли бы рассчитываться по кредитам. Но теперь это просто невозможно.     

     Какие у нас перспективы? И чего впереди нам надо бояться? Например, отнесение банка "Хрещатик", входящего в 20-у крупнейших банков Украины, к категории неплатежеспособных - это очень серьезно. Снова Нацбанк просмотрел, что банк испытывал острую нехватку гривневой ликвидности? Что после девальвации ситуация в банке только ухудшилась — за 2015 год объем просроченной задолженности вырос более чем в 2 раза!     

     И в банковской системе сегодня все стоят в одну сторону – в негативную сторону. Зато валютные спекулянты чувствуют себя нормально, выросло кредитное плечо. И что получится еще? Увеличение кредитного плеча нарвется на рыночную волатильность – получим очередной обвал. Вопрос, начался уже этот обвал или нет? Я пока на этот вопрос ответить не могу, может быть, В. Гонтарева знает ответ?     

     Также складывается ощущение, что руководство Нацбанка и Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку либо уже забыли или не знают, что именно спекулятивные рынки наиболее опасны – они не только быстро растут, но и быстро падают. Конечно, хочется надеяться на возрождение и рост украинского фондового рынка, но январские события настойчиво призывают соблюдать осторожность, так как 2016 год  может переломить сложившуюся закономерность, когда рынок падает зимой, а растет весной и летом.     

     Все это уже давно требует разработки  новых подходов к анализу и прогнозированию украинского рынка ценных бумаг и ранка проблемных активов, новых методов работы на них, снижению инфраструктурных рисков и, конечно же, более совершенной нормативно-правовой и законодательной базы, отвечающей вызовам кризиса.  Особенно в условиях, когда  на первый план стали выходить с комплексом своих услуг юридические и факторинговые компании. Думаю, минимум на ближайшие 3 года их ожидает напряженная и доходная работа.     

     Мало кто знает, но сейчас активно растут объемы и масштабы работы на рынке проблемных активов (особенно при распродаже активов неплатежеспособных банков).  А значительный рост предложения (уже более 380 млрд. гривен только в Фонде гарантирования вкладов физических лиц) создает огромный навес ликвидности над этим украинским рынком. В прошлом году ФГВФЛ реализовал активы на сумму немногим более 1 млрд. гривен, на этот год запланировано выручить 11 – 12 млрд. гривен. Плюс на 15 – 20 млрд. гривен до конца 2016 года надо продать активы Нацбанка, оставшиеся после невозврата рефинанса. Словом, напряженная и сложная работа ожидает специалистов факторинговых и коллекторских компаний, бирж и оценщиков.     

     А вот обеспечить еще сохранившимся сбережениям долгую жизнь в украинской экономике, конечно, не так-то просто. Для этого власти надо снижать риски банкротств в кредитном секторе. Ведь никакие гарантии от Фонда гарантирования вкладов физических лиц не удерживают украинцев от закрытия депозитов, если в банках проблемы.     

     Безусловно, что считать длинными деньгами – это для наших политиков большой вопрос. Но то, что источник капитала должен быть национальным, думаю, не только им, а и всем нам ярко показали события последних двух лет. Рынок внешних заимствований из-за действий Кабмина и НБУ резко сузился, теперь занимать за рубежом  нашим предприятиям по доступным ставкам стало гораздо сложнее. Что делать? Новому составу Кабмина объявлять 2016 – годом рынка совместного инвестирования. А пока, сознавая, что из-за бездарного и беспомощного руководства политические и экономические потрясения у нас еще не скоро улягутся, шансы триумфального возвращения золота на украинский рынок с еще более высокой стоимостью стремительно возрастают. Поэтому не продавайте золото.

     Александр ГОНЧАРОВ,

     Директор Института развития экономики Украины    

Просмотров: 333