В который раз приходится констатировать, что среди украинских чиновников и экспертов становится все больше непрофессионалов. Менеджеров, аналитиков и журналистов еще советской закалки быстро вытесняют откровенные дилетанты, не имеющие ни опыта, ни знаний, не разбирающиеся в государственной политике и плохо представляющие себе работу облюбованной ими отрасли. Неудивительно, что даже первые лица нашего государства все чаще становятся заложниками неточной и тенденциозно подобранной информации, подготовленной их новыми подчиненными – полуграмотными выпускниками частных вузов, обучавшимися по методу японских камикадзе: только взлет. В таких условиях первую скрипку в стране начинают играть люди, свободные от какой-либо ответственности за принимаемые решения. Вместе с ними на Печерские холмы привносится ментальность временщиков, технологии «заметания следов», оправдание своих управленческих провалов «непредсказуемостью рынка».

Нормативные документы, подготовленные в соответствии с установленными требованиями, продуманные аналитические записки и глубокие статьи становятся, скорее, исключением, чем правилом. Похоже, что начала карьеры в Донецке сегодня бывает достаточно для игнорирования регламента и постановлений Кабинета Министров, слухов и собственных представлений – для подготовки статьи, а знания английского языка – для создания «аналитических групп» из вчерашних выпускников, штамповки еженедельных пресс-релизов и подготовки отчетов, претендующих на исключительность.

За примерами далеко ходить не надо. Так, Андрей Гаценко из «Комсомолки» (редактор отдела экономики!) пишет: «Несмотря на то, что цены на нефть на мировых рынках упали в конце лета со 100 до 85 долларов за баррель, бензин у нас не дешевеет». Хотелось бы уточнить, на каком таком «мировом рынке» «в конце лета» произошло указанное явление? Не на Нью-Йоркской ли бирже NYMEX, где котировки WTI в этот период действительно снизились на указанную журналистом величину. Но американский рынок влияет на отечественный лишь опосредованно. Маркером для последнего является не заокеанская WTI, а североморский Brent и российская Urals. Даже когда разница в стоимости сырья по обе стороны Атлантики достигла исторического максимума в $27/барр. (при «нормальных» $5…7), никто из трейдеров так и не смог наладить поставки «черного золота» из нефтехранилищ Кушинга, штат Оклахома, в Европу (хотя очень хотелось). Что до средних цен Brent, то сегодня они вернулись на уровень $110/барр., где благополучно пребывали почти все лето. Никто не спорит: 9-10 августа нефть в Европе подешевела до $104/барр., и стоимость топлива в Украине непременно бы упала, если бы не сентябрьское повышение акциза (в среднем, на 38%).

А. Гаценко утверждает: «Чиновники подсчитали, что оптовые цены на бензин марки А-95 должны снизиться на 4,3%, А-92 – на 8,7%; бензин А-76 подешевеет на 5,8%, дизельное топливо – на 5,3%». Интересно было бы уточнить, указанные проценты снижения – это относительно каких начальных значений, за какой период и для какого топлива? Отечественного или импортного? С присадками или без? Соответствующего украинскому стандарту 2001 г. или 2007-го и какого вида? Выпущенного на отечественных ГПЗ из газового конденсата или на НПЗ – из украинской, российской и азербайджанской нефти? Или из непонятно какого сырья на двух десятках мини-НПЗ и коксохимических предприятий? А, может, для всех категорий топлива цены должны быть снижены одинаково?

Но тогда «намеки чиновников» (которые, по мнению журналиста «Комсомолки», должны услышать продавцы, иначе они «будут ждать в гости представителей Антимонопольного комитета») идут вразрез со статьей 18 Хозяйственного кодекса Украины, пункт 3 которой гласит: «Органам государственной власти и органам местного самоуправления, их должностным лицам запрещается принимать акты и совершать действия, которые устраняют конкуренцию или необоснованно содействуют отдельным конкурентам в предпринимательской деятельности, или вводят ограничения на рынке, не предусмотренные законодательством». И ст. 190, в которой сказано, что «свободные цены определяются на все виды продукции (работ, услуг), за исключением тех, на которые установлены государственные цены». И далее: «Свободные цены устанавливаются субъектами хозяйствования самостоятельно по согласию сторон».

Второй пример. «Темпы инфляции в четвертом квартале будут традиционно выше, чем в предыдущем... До конца года сильнейшим драйвером роста инфляции будет введение с 1 сентября таможенных сборов в размере 182 евро с 1 т бензина», – значится в отчете Ukrainian Economic Trends Forecasts на четвертый квартал 2011 г., опубликованном «аналитической группой Da Vinci AG». Неужели готовившие документ со столь громким названием не видят разницы между акцизным налогом и таможенным сбором, между повышением ставки и ее введением? И можно ли доверять остальным «экономическим трендам», приведенным в упомянутом прогнозе? При этом авторы отчета (числом трое – больше аналитиков в компании, похоже, нет) не стыдятся указывать в числе своих клиентов едва ли не все органы государственной власти Украины и четыре посольства.

Не исключено, что подобными «разработками» руководствовался и директор департамента стратегического развития автомобильных дорог Мининфраструктуры Дмитрий Котлубей, который готовил (если это можно так назвать) проект Закона Украины «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины», предусматривающий повышение акцизного сбора на нефтепродукты с выравниванием ставок для всех видов дизельного топлива. Хотя в пояснительной записке к документу не приведено никакого обоснования предложенного шага, экс-руководитель донецкого подразделения «Укравтодора» уверен, что «принятие акта позволит решить ряд проблем современного состояния автодорожной инфраструктуры».

Окончи Д. Котлубей Национальную академию государственного управления при Президенте Украины, он наверняка бы слушал лекции Василия Борденюка, возглавляющего Главное научно-экспертное управление Верховной Рады. Его оценка законопроекта, аналогичного предлагаемого Мининфраструктуры, содержит такие строки: «Новое повышение акцизного сбора на нефтепродукты может вызвать значительное социальное недовольство, поскольку уже на сегодня цена бензина достаточно высока». И далее: «Повышение акцизов может вызвать сокращение поступлений в Государственный бюджет Украины от других налогов (налога на прибыль предприятий, НДС и т.д.)…, не будет способствовать стабильности работы плательщиков таких налогов, затруднит прогнозирование их деятельности…, приведет к нарушению платежной дисциплины, увеличению затратности производства, росту цен на конечную продукцию и другим проблемам».

Что до предложения выровнять акциз для всех марок дизельного топлива, то здесь достаточно прочесть следующие выводы Американской торговой палаты в Украине: «Введение единой ставки акцизного налога создаст преференции импортерам избыточного, низкокачественного дизельного топлива из России. Для этих импортеров ставка акцизного налога на дизельное топливо вырастет лишь на 10 евро/т (с 90 до 100 евро/т), а для производителей высококачественного – на 58 евро/т (с 42 до 100 евро/т)». Как говорится, комментарии излишни.

К тому же любое, даже более существенное повышение акциза на нефтепродукты неспособно улучшить состояние украинских дорог. Ведь проблема не в дефиците средств, а в отсутствии механизма их распределения. Фактически, с 1 января 2011 г. «Укравтодор» выпрашивает деньги в Кабмине, тогда как до принятия нового Налогового кодекса управлял транспортным сбором едва не единолично... Может, «что-то в консерватории подправить»?

 

В ресторане:

- Я бы выпил что-нибудь безалкогольное.

- Лимонад, сок, минеральная вода?

- Мне все равно, я в этой области дилетант.

Просмотров: 1456