Если бы на украинском рынке был потенциал конкурировать по качеству, в частности, с европейскими производителями, тогда бы можно было заявлять, что девальвация гривны – это рост наших конкурентных преимуществ. Но пока это, увы, не так. Об этом, кстати, говорит и недавнее исследование Всемирного банка, основанное на анализе 46 развитых и развивающихся экономик.

 

     У нас очень слабые перспективы роста доходов населения и роста экономики, как и ранее, нехватка внешнего и внутреннего финансирования. И гривна в последние дни по-прежнему под давлением из-за ухудшения ситуации с госфинансами и отсутствия прямых иностранных инвестиций. С этим тяжелым состоянием экономики мы снова подошли к очередному витку девальвации гривны. Да, в девальвации действительно бывает потребность для создания при определенных условиях ценовых конкурентных преимуществ. С другой стороны, девальвация оказалась слишком опасной для украинской банковской системы, где сформировалась огромная  негативная валютная позиция, т.е. заемщики в больших количествах брали кредиты в иностранной валюте.     

     Хотя и есть плюсы от девальвации гривны, но не всё так уж и бесспорно с ее результатами. Ряд экспертов считает, например, что девальвация, если брать её совокупное влияние на экономику Украины, наносит больше вреда, чем пользы. Судите сами. Девальвация помогает увеличивать экспорт только тогда, когда товары и услуги дешевеют, а люди покупают больше. Такова экономическая логика валютных войн, когда страна-продавец пытается отнять бизнес у соседа. Но в последнее время эта теория, похоже, всё сильнее расходится с практикой.

     В этой связи следует отметить, что влияние девальвации на экспорт на самом деле не так велико, как на импорт. Ведь импорт сокращается в результате изменения внутренних цен значительно быстрее, и он же создает основной эффект на экономический рост. Однако, именно поэтому имеет смысл обсуждать проблему доступности или же ограничения производственных мощностей по импортозамещению. Кстати, сейчас у нас нет таких возможностей и мощностей. Более того, спрос на импорт стремительно уходит, т.к. наши люди просто сокращают расходы, которые ранее тратили на импортные товары.     

     А вот если бы на украинском рынке был потенциал конкурировать по качеству, в частности, с европейскими производителями, тогда бы можно было заявлять, что девальвация гривны – это рост наших конкурентных преимуществ. Но пока это, увы, не так. Сейчас от снижения курса гривны в первую голову страдают те сектора украинской экономики, которые ориентированы на масштабный спрос и зависят от импортных комплектующих.     

     В Украине прямая зависимость цены и спроса фактически перестала работать. Об этом, кстати, говорит и недавнее исследование Всемирного банка, основанное на анализе 46 развитых и развивающихся экономик. Согласно полученным данным, в период с 2002 по 2012 года эффект девальвации применительно к экспорту работал вдвое слабее, чем в промежуток с 1996 по 2003 года, а отдельно в развивающейся экономике ослабление национальной валюты вообще не давало никаких преимуществ.      

     Результатом такой стратегии становилось не перераспределение фиксированного объема мировой торговли от лидеров к аутсайдерам, а его сокращение. Это в свою очередь вызвало спад глобальной экономики и как следствие – падение потребления. Поскольку экспорт гораздо более чувствителен к внешнему спросу, чем к обменному курсу нацвалюты, то достигаемый эффект прямо противоположный ожиданиям. Причем, менее всего девальвация выгодна тем, чьи товары и услуги номинированы в долларах США, т.к. их единственное конкурентное преимущество – это снижение внутренних издержек.     

     Но, справедливости ради, единственное, что действительно удается нашим властям, уронив гривну, - это серьезно сократить импорт. И как результат – получаем оздоровление баланса текущих счетов. Пользуясь этой ситуацией, Кабмину А.Яценюка и руководству Национального банка надо оперативно создавать современные механизмы финансирования экономического оздоровления и модернизации предприятий реального сектора экономики. Это важно особенно сейчас, когда государству надо компенсировать очень низкую активность частных инвесторов. Например, организовывать проектное финансирование с участием НБУ и других государственных источников.     

     При этом госинвестиции не должны быть главным источником экономического оздоровления в 2016 году. И нельзя далее подпитывать денежный поток за счет печатного станка. Более того, как хорошо известно в экспертном сообществе, именно свобода бесконтрольной эмиссии гривны  - одна из наиболее опасных свобод.     

     Поэтому в следующем 2016 году наши финансовые власти обязаны в первую очередь озаботиться не девальвацией гривны, а привлечением частных инвестиций, например, на внутреннем рынке совместного инвестирования. Именно внутренние сбережения наших финансово состоятельных граждан должны стать важнейшим источником инвестиций и так называемых длинных денег. И, конечно же, нельзя забывать о привлечении иностранных инвестиций, они обеспечивают приток не только валюты, но и современных технологий. А эффект, который мы можем получить от девальвации гривны, неизбежно будет временный. Очень немногие смогут им воспользоваться. Потому что одновременно с падением доверия к гривне и в целом к украинской финансовой системе, Кабмину и НБУ надо будет обеспечить значительные инвестиции в переоборудование и модернизацию реального сектора экономики.     

     Александр ГОНЧАРОВ,

     Директор Института развития экономики Украины

 

Просмотров: 340