Сейчас, к примеру, мы ожидаем, что под форматирование попадут акцизы, рентные платежи и налогообложение доходов.  

     От заместителя министра финансов Е. Макеевой стало известно о создании рабочей группы при Нацсовете реформ, которая будет заниматься налоговой реформой, в частности, разработкой изменений в налоговое законодательство.  Не потому ли, что НБУ с начала этого года довел уровень девальвации гривны до 60%, а учетную ставку поднял до 30%? И в результате украинские предприятия стали менее конкурентоспособными и, естественно, во-первых, стали замораживать зарплату наемным работникам, а, во-вторых, стали меньше платить налогов. Круг замкнулся. И что делать в этой текущей ситуации? Думаю, прежде всего, отказаться от увеличения налогового давления в пользу расширения налогооблагаемой базы и совершенствования системы администрирования.     

     Вот и Елена Макеева недавно отметила, что, например, «надо пересматривать дополнительный импортный сбор. Потому что, с одной стороны, он не дает финансировать бюджет, (это не те ожидания, которые были сначала просчитаны), и с другой стороны, это то, что вызывает негативную реакцию со стороны бизнеса». Более того, она уверена, что сбор будет изменен в сторону снижения, и соответствующее решение будет принято в ближайшее время. Соответственно финансовые власти активно взялись и за внедрение контроля трансфертного ценообразования, внеся ряд существенных изменений в Налоговый кодекс, основной задачей которых стала борьба с оттоком капитала за пределы Украины, в том числе – противодействие выводу прибыли предприятиями и компаниями в оффшоры.     

     Однако, как отмечает партнер юридической компании «ОМР» Дмитрий Михайленко: «Трансфертное ценообразование, похоже,  обслуживает только налог на прибыль. Об этом прямо говорится в п./п. 39.2.1.1 и 39.2.1.2. Единственный пункт, в котором об этом прямо не сказано – 39.2.1.3 – обслуживает импорт и экспорт товаров, имеющих биржевые котировки. Но при экспорте применяется, как правило, нулевая ставка, а при импорте базой налогообложения, в силу прямого указания п./п. 190.1, является договорная, но не ниже таможенной, стоимость товара. То есть, пристроить сюда трансфертные цены вроде бы, и не получается. В связи с этим, упоминание об НДС в некоторых подпунктах ст. 39 (п./п. 39.1.4, 39.5.5.5) мы считаем техническими ошибками, возникшими в силу спешного переписывания Закона в последнюю ночь перед голосованием. То же касается и ссылок на ст. 39 в п./п. 188.1 и 198.3 раздела 5 Налогового кодекса Украины (посвященных собственно НДС) – надеемся, эти негаразды также будут устранены в ближайшее время».     

     Понимая зыбкость фискального подхода, авторы Закона Украины «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины (относительно усовершенствования налогового контроля над трансфертным ценообразованием)» постарались максимально закрыть данный пробел в новой редакции ст. 39, сославшись на сделки через комиссионера. Но на практике у нас многое применяться несколько иначе, в частности, процессуальные правила (сроки проверок, подачи документации и т.п.) берутся из текущей редакции НКУ, а материально-правовые нормы – из редакции на момент совершения контролируемой операции. В итоге имеем слабо работающую экономику и отсутствие денег в бюджете.     

     Поэтому уже все понимают, что только  кредитных денег для восстановления нашей экономики нам точно не хватит. Да и МВФ отказывается финансировать популизм Кабмина А.Яценюка и депутатов ВРУ. Ситуация на внутреннем рынке просто катастрофическая, а дефицит бюджета и долговая нагрузка продолжают расти. Нет и роста налоговых поступлений. Плюс нас ожидают большие выплаты, которые наши финансовые власти и частный сектор не смогут осуществить без внешней финансовой помощи. По оценкам ряда экспертов, в настоящее время общий долг наших предприятий и финансовых учреждений составляет порядка 10 млрд. долл. США. Поэтому нам крайне необходимо уже в этом году для корпоративного сектора внешнее финансирование на уровне 15 млрд. долл. США.                     

     И все же, что в эти дни следовало бы делать?     

     Во-первых, не делать вредных вещей, например, в налогообложении, и снижать налоги на те деньги, которые идут на создание новых рабочих мест; во-вторых, реформировать законодательную базу, включая систему налогообложения, которая бы сделала привлекательным реальный сектор экономики Украины для прямых иностранных инвестиций, прежде всего, понизив учетную ставку НБУ; в-третьих, вливать ликвидность на внутренний рынок, но преимущественно через  поддержку граждан (для удержания на внутреннем рынке потребительского спроса); в-четвертых, ввести систему страхования на случай потери работы, способную компенсировать не менее 60 - 70% утраченного заработка в течение девяти месяцев после увольнения с занимаемой должности.     

     С еще одним явлением должно бороться правительство и ФСУ. Упустят момент, будет еще хуже. Итак, мои коллеги сегодня приблизительно говорят следующее: «Мы не знаем, что власти завтра решат в отношении сбора налогов». Это очень плохая ситуация, когда растет беспокойство на рынках из-за перманентных заявлений Кабмина, Министерства финансов и ФСУ, которые анонсируют порцию за порцией своих правок в Налоговый кодекс Украины. Сейчас, к примеру, мы ожидаем, что под форматирование попадут акцизы, рентные платежи и налогообложение доходов.     

     Пока же результат действий финансово-экономического блока Кабмина по внесению изменений в Налоговый кодекс Украины – это победа оптимизма над здравым смыслом, а что дальше делать с обнищанием населения, которое к этому не готово? Правда, девальвировать гривну куда легче, чем комплексно и системно проводить налоговую реформу.

     Александр ГОНЧАРОВ,

     Директор Института развития экономики Украины    

Просмотров: 442