В мае начнется новая волна дефолтов, невозможность бизнеса обслуживать кредиты.

     Банковский сектор уже не может при таком состоянии экономики Украины обслуживать дорогие пассивы, т.е. очень высокие ставки по депозитам. В то время, как доходность в малом и среднем бизнесе продолжает падать. И если эти негативные процессы продолжатся, не случится ли так, что, например, в нашей банковской системе наступит кассовый разрыв? Поскольку повышения налогового давления, тарифов коммуналки и прочее очень сильно бьют по производству, торговле и в целом по малому и среднему предпринимательству. И соответственно в мае начнется новая волна дефолтов, невозможность бизнеса обслуживать кредиты.     

     Ко всему этому платежеспособность населения не растет, наоборот, быстро падает. В свою очередь бизнесмены стремятся эти астрономические повышения учетной ставки НБУ, тарифов на газ, электроэнергию и прочее, включая уровни инфляции и девальвации гривны, переложить на украинского потребителя. В этой связи, беседуя со многими банкирами, неоднократно отмечал, как они сокрушаются из-за резкого сокращения доходов, получаемых банками по кредитованию, – маржа очень сузилась. Прошедший 2014 год в этом отношении был для них наиболее острым и трудным, особенно операционная доходная ставка снижалась быстро и резко, а расходная – медленно.     

     За последние двадцать лет это была, пожалуй, самая маленькая разница между процентными ставками. Снижение объемов производства в базовых отраслях экономики Украины за 2014 год составило 9,6%. Об этом говорилось в отчете НБУ, который рассчитывает индекс производства базовых отраслей - более узкий аналог индекса ВВП, учитывающий пять отраслей (промышленность, строительство, сельское хозяйство, а также оптовую и розничную торговлю).

    Кстати, прекрасно помню начало 90-х годов, когда была 220 процентная ставка и 20% - 40% маржа, гуляй - не хочу! Сейчас, конечно, нужно учиться оптимизации расходов, минимизации кредитных рисков и т.п., ведь невозвратные кредиты и проблемные активы банков – это дополнительные резервы, мешающие банкам зарабатывать прибыль. Повышенного внимания требуют и промышленные предприятия, малый и средний бизнес. Большинство из них до сих пор не вышли из кризиса, и нет уверенности на будущее, как будет у них развиваться производство и бизнес. Плюс к сотням таких предприятий-банкротов, к сегодняшнему дню почти 50 коммерческих банков также стоят в очереди на ликвидацию.     

     Да что говорить о предприятиях малого и среднего бизнеса, которые сотнями закрываются, если уже горно-металлургическая группа компаний «Метинвест» Рината Ахметова объявила о том, что находится в состоянии дефолта. Если вдумчиво разбираться в ситуации с экономическими «достижениями» бизнес-структур наших олигархов, то их реальный результат становится похож на красивую рекламную картинку примерно также как канал похож на канализацию.

     И если быть до конца справедливым, то в прошлом месяце «Метинвест» уже пытался получить дополнительное согласие кредиторов по предэкспортному финансированию в отношении частичной отсрочки мартовских и апрельских платежей по основным суммам кредитов. При этом важно заметить, что реструктуризация долга – это когда один долг кредиторы превращают в другой на более жестких условиях и с еще большим давлением на финансово-экономическое состояние предприятия или экономики страны в целом. Особенно сейчас это для нас тяжело, т.к. растущее отрицательное сальдо, как пылесос, высасывает из нашей экономики валютные средства и продавливает курс гривны, а чтобы удержать ситуацию – нужны новые кредиты, которых нет.     

     Вот в такие кризисные моменты особенно остро ощущается необходимость правительственной Программы комплексного развития реального сектора экономики и банковской системы Украины. Так, в частности, наши банкиры хотят понимать, что есть долгосрочная государственная программа развития экономики, что Кабмином выделены приоритетные отраслевые направления. Естественно, банкиры, как и инвесторы, захотят пойти в эти приоритетные отраслевые направления. Однако, до сих пор нет такой четко структурированной комплексной Программы, нет фондов поддержки малого и среднего бизнеса. Когда же, наконец-то, появятся Программы и фонды поддержки экономического развития? Тем временем остается только прогнозировать новые волны дефолтов банков и предприятий.  

     Александр ГОНЧАРОВ,

     Директор Института развития экономики Украины       

Просмотров: 4557