Объясню, почему инициатива о конвертации ипотечных валютных кредитов населения в гривневые по курсу 7,99 грн/$ - это плохая идея. На мой взгляд, в ней слишком мало трезвого экономического расчета и слишком много идеологического неприятия банков со стороны населения. 

Объясню, почему инициатива о конвертации ипотечных валютных кредитов населения в гривневые по курсу 7,99 грн/$ - это плохая идея. На мой взгляд, в ней слишком мало трезвого экономического расчета и слишком много идеологического неприятия банков со стороны населения. Я не идеализирую банки – в их действиях достаточно вины за то, что украинский заемщик понятия не имел о валютных рисках, беря валютный кредит. Но я не считаю, что это оправдывает перекладывание убытков вкладчиков на банковскую систему. Гораздо бОльшая доля вины лежит на государстве, которое запретило валютные кредиты населению только тогда, когда их опасность стала очевидной для всех. Государство должно теперь поддержать схемы реструктуризации валютных кредитов населению, но не путем принудительной конвертации их по нерыночному курсу. И вот почему.  

В случае принятия законопроекта банки потеряют 1/3 своего валютного ипотечного кредитного портфеля, что критично ухудшит их финансовое состояние. Показатели капитализации банков за счет полученных убытков снизятся почти на 2 млрд. долларов США. Это обрушит и так слабые показатели капитализации, что приведет к нарушению банками нормативов (после девальвации гривны и ухудшения качества активов для многих банков вопрос увеличения капитала уже стоит очень остро, достаточность регулятивного капитала по системе упала за I квартал с 18,26% до 14,8%). Для банковской системы в целом уже требуется увеличение капитала минимум на 3-5%. Не все банки смогут абсорбировать дополнительные убытки от принудительной конвертации валютных кредитов.  

В сухом остатке это означает, что попытки облегчения долговой нагрузки для валютных заемщиков могут привести к невыплатам депозитов вкладчикам тех банков, которые не смогут поддержать капитализацию на должном уровне. В то же время, количество пациентов Фонда гарантирования вкладов и так уже слишком велико – пропускная способность этой банковской реанимации уже на пределе. Убыток от конвертации кредитов по нерыночному курсу нельзя полностью перекладывать на банки, это действительно может нарушить устойчивость банковской системы.  

Означает ли это, что я предлагаю бросить валютных заемщиков на произвол судьбы? Вовсе нет. Помогать заемщикам нужно. НБУ может помочь аукционами по целевой продаже валюты по курсу, более низкому, чем рыночный, но все же приближенному к нему. То есть государство возьмет часть убытков на себя. Такая практика существовала, и довольно успешно, в 2009 году. Сами банки тоже могут давать послабления заемщикам – каникулы, снижение процентной ставки, реструктуризация. В некоторых случаях вполне уместно даже списание части кредита или та же самая конвертация по заниженному курсу. Но – очень важно – эти решения должны принимать сами банки на индивидуальной основе. Эти вопросы должен ИЗБИРАТЕЛЬНО решать рынок (в лице банков, на добровольной основе взаимодействующих с клиентами), а не принудительно для всех регулятор. В этом случае создаются условия, чтобы послабления получили те, кто в них действительно нуждается. При этом банки сами смогут регулировать размер убытков, которые они могут принять на свои балансы.  

Роль государства я вижу в том, чтобы создать благоприятные условия для реструктуризации кредитов. Списание части кредита или продажа портфеля не должно приводить к негативным налоговым последствиям, которые удорожают такие транзакции или лишают их экономического смысла. Именно это мешало банкам в течение многих лет после 2008 года расчистить завалы плохих кредитов, продать их как можно быстрее по ТЕКУЩЕЙ РЫНОЧНОЙ цене, перенастроить систему оценки рисков с учетом полученного опыта и заново запустить механизм кредитования.  

Не так давно мне довелось принимать участие в вечерней эфирной программе на телеканале «112» на которой один из моих собеседников – гражданский активист и кандидат на должность киевского мэра – уверенно заявлял буквально следующее: «банки работают из рук вон плохо, зарабатывают на людях сумасшедшие деньги, на них нужно всячески давить и принуждать их к нормальной работе». Главный инструмент давления определялся как  массовое досрочное изъятие депозитов. Этот господин фактически предлагал валить банки, чтобы они нормально, по-людски работали, и не видел никаких изъянов такой логики (добавлю, что он также предлагал не получать кредиты МВФ, не платить по внешним долгам, а весь добываемый в стране газ по себестоимости передавать на нужды населения). Мэром этот активист, понятное дело, не стал. Однако подобное отношение к банкам является показательным и встречается даже среди образованных людей гораздо чаще, чем можно было бы предположить. Я еще могу понять, когда популизмом занимаются политики из  социалистической партии, но иногда банкам противостоят профессионалы, которые под лозунгами защиты интересов вкладчиков готовы ставить под угрозу стабильность банковской системы.  

Иногда банки сравнивают с кровеносной системой, которая разносит кислород по всем клеткам организма, обеспечивая их жизнедеятельность. Инцидент с гипервентиляцией легких – это еще не повод вскрывать вены.  

Просмотров: 1344