По мере приближения саммита в Вильнюсе все острее и острее становится вопрос о том, куда и зачем следует интегрироваться Украине. Кремль уже очень плохо скрывает свои истерические и панические настроения. Небольшая по российским меркам, но гордая страна пошла на истязание своей экономики беспрецедентно высокой ценой на газ и, похоже, готова идти на еще большие жертвы в торговых воинах, лишь бы избежать вступления в Таможенный союз.

Официальный Киев плохо объясняет населению преимущества своего выбора в пользу ЕС, и предоставленное само себе население активно культивируется агитаторами Кремля, которые испытывают дикий дефицит аргументов в пользу интеграции с Россией и могут рассчитывать разве что на аудиторию без специальной подготовки, надеясь, что в 2015 году эта аудитория станет частью электората.

 

В то же самое время вопрос выбора вектора интеграции имеет отличное экономическое обоснование, за которым стоит философия стратегии развития украинской экономики по оптимальному сценарию. Попробуем разобраться, не выходя за рамки экономической плоскости, какой вектор интеграции остается выгодным для Украины.

 

Итак, таможенный союз соблазняет Украину дешевыми энергетическими ресурсами, улучшением условий товарооборота между бывшими республиками СССР и упрощением процедур и правил торговли в рамках этого интеграционного образования. Один из главных интеграторов Кремля, уроженец Запорожья Сергей Глазьев, как бы намекает, что с ЕС у Украины могут оставаться отношения такими, какими они были 5-10 лет назад, а отмена пошлин и решение газового вопроса улучшат текущую ситуацию в экономике.

 

Сомнительные тактические плюсы.

Наш анализ показывает, что действительно, тактически для Украины вступление в Таможенный Союз очень выгодно. Но это только при условии, что Кремль будет соблюдать свои обещания. Практически мгновенно будет улучшен торговый баланс Украины, только за счет снижения стоимости энергоносителей. В течение полугода можно будет ожидать роста экспорта в Россию, который сейчас деформирован негативными ожиданиями от торговых воин и пошлинами. При вступлении в Таможенный союз, потенциал роста украинской экономики в течение 1-3 лет будет практически гарантированным. При этом, скорее всего, отношения с ЕС не будут изменены, вряд ли ЕС будет начинать торговою войну против украинского экспорта при вступлении Украины в Таможенный союз. Однако самое интересное начинается дальше, ведь кроме тактических преимуществ в рамках уже существующей экономики Украина не получает ничего. Более того, такие тактические преимущества могут быть утрачены, если сценарий развития макроэкономической ситуации в нашем регионе пойдет по пути августа 1998 года. Старожилы рынка помнят, как быстро на Украине отражался кризис в РФ, дефолт на рынке ОФЗ и резкая девальвация рубля. Такой период уже был в истории РФ, ее риски сырьевого характера и постоянный отток капитала имеют накопительный характер, поэтому повторение такого сценария вполне реально.

Получается, что кроме тактических преимуществ Таможенный союз не может предложить ничего более: вам дают скидки, опускают цены на энергоресурсы, стоимость которых ранее была завышена искусственно, а далее крутитесь, как хотите. В этом свете организаторы Таможенного союза похожи на нерадивых продавцов бытовой электроники, которые в ноябре резко повышают цены, а затем к Рождеству предлагают скидки, в надежде склонить потенциального покупателя к приобретению. Конечно, в макро-масштабе такое поведение является недопустимым и его можно идентифицировать как жульничество.

Но самое главное, таможенный Союз не предлагает своим участникам никакой концепции устойчивого экономического развития.

 

На кону устойчивое развитие.

В экономической терминологии нет четкого определения, что следует понимать под «устойчивым развитием», поэтому каждый понимает свое. Тем не менее, любое государство заинтересовано в том, чтобы модель развития его экономики имела экстенсивную, а не интенсивную природу. Проще говоря, все заинтересованы в том, чтобы в рамках национальной экономики степень передела сырья во всех отраслях увеличивалась из года в год, обновлялись основные фонды и совершенствовались технологии. Именно эти процессы укрепляют конкурентоспособность экономики и стабилизируют ее рост в будущем, сокращая вероятность развития стрессовых событий.

 

Структура отраслевых рынков украинской экономики такова, что в ней преобладают сырьевые мотивы и низкий уровень передела. Чтобы проиллюстрировать эти сложные вещи и сделать их понятнее для рядового читателя, приведу лишь несколько простых условных примеров.

К примеру, изготовитель кожи отправляет свое сырье на экспорт, а затем многочисленные частники нас одаривают импортом обуви и одежды из Италии или Турции. Произведя кожу как сырье, ВВП нашей страны получает +1000 у.е., также улучшается торговый баланс от экспорта сырья из страны. Однако, если отрасль полностью поглощает произведенное сырье внутри страны, то увеличивается глубина передела этого сырья и ВВП уже получает, скажем, +2000 у.е. и у нас снижается давление на торговый баланс, поскольку просто исчезает необходимость импорта.

Если на мировых рынках начинает колебаться цена на ваше сырье и готовую продукцию, наличие новых технологий в отрасли снижает вероятность того, что главные предприятия отрасли внутри страны будут закрыты. Да, возможно они будут терять выручку, возможно, они будут убыточны, но при этом будут сохранены рабочие места и негативное влияние на ВВП будет ограничено.

 

Так вот, основная стратегическая задача украинских властей на ближайшие 5-10 лет – это найти такой механизм, который бы позволил увеличивать глубину передела сырья почти во всех отраслях экономики: от энергетики до производства ширпотреба. Чтобы этого достичь должен быть включен инвестиционный механизм, который бы позволил осуществить совершенствование производственных сил и запуск новых мощностей. Крайне желательно, чтобы этот механизм имел рыночную природу и был открыт для всех желающих. Такой механизм Таможенный союз предложить не может.

 

Капитализм не нужно строить, его нужно разрешить

Я негативно отношусь к различного рода программам развития экономики за счет государственного бюджета. В мировой практике в 99 случаях из 100 эти программы стимулирования оканчивались провалом, и в 1 случае – коррупционным скандалом.

 

Украинские власти должны понять, что они живут в достаточно агрессивной среде, где тысячи крупных корпораций ищут, где разместить производство с тем, чтобы снизить затраты. И таким компаниям из списков S&P500, FTSE-100 или даже NASDAQ Composite Украине есть что предложить:

- дешевая земля;

- дешевая рабочая сила;

- выгодное экономико-географическое положение.

 

Несколько лет назад корпорация Dell приняла решение закрыть свои заводы в Ирландии, и начала активный поиск мест, где можно было бы разместить свои производственные мощности. Выбор был остановлен на Польше. Само собой, что Польша математически проигрывает Украине, как по стоимости рабочей силы, так и по стоимости организации бизнеса. Однако, поскольку Польша – член ЕС, который сам по себе является отличным рынком сбыта, выбор был сделан именно в ее пользу. И таких примеров очень много. Сейчас Украине достаются лишь жалкие крохи от мощного инвестиционного потока со стороны глобальных корпораций, которые и определяют состояние Мировой экономики. Как правило, до нас доходят только инвестиции по проектам, которые просто нельзя реализовать в других странах в силу природных особенностей, климата, качества почв или ЭГП. При таком раскладе главным реципиентом инвестиций в Украине является агробизнес, что, собственно, и видно из официальной статистики.

Основная задача украинских властей на ближайшие 10 лет – сделать Украину популярной юрисдикцией для инвестирования крупными глобальными корпорациями, работа которых направлена на производство продукции, потребляемой населением. Ассоциация с ЕС –  это 50% успеха в решении этой задачи, и прежде всего, потому, что членство в ЕС или ассоциация плюс зона свободной торговли дает Украине потенциал стать сверхпривлекательной площадкой для размещения проектов глобальными игроками с бюджетами, в сотни раз превышающими нынешние масштабы украинской экономики.

 

Но вернемся к тому, что зона свободной торговли с ЕС – это лишь 50% успеха. Вторые 50% уже зависят от самой исполнительной власти – это и налоговая реформа, и комфортность ведения бизнеса в стране, и уровень коррупции. Подписав соглашение об Ассоциации в Вильнюсе все эти проблемы росчерком пера решить не удастся, а именно от них будет зависеть практический эффект от реализации этой стратегии развития.

Мы допускаем, что подписание Ассоциации с ЕС приведет к улучшению платежного баланса страны, но это будут горячие деньги, а по стратегии нужно добиваться проектов в реальном секторе, с ростом числа рабочих мест и организацией новых производственных мощностей.

 

Высокотехнологичные Dell, HP, Cisco и им подобные могут находиться в поиске новых площадей производства именно в Европе, чтобы собирать свою продукцию в беспошлинной для ЕС зоне. Такие же задачи стоят и перед Toyota, Mitsubishi, или даже Tata. Но вот захотят ли они выбрать именно Украину? Ответ на этот вопрос не будет решен моментально после подписания Ассоциации с ЕС. Украинским властям еще нужно будет убедить глобальных игроков, что длинные инвестиции тут в Украине – это не только выгодно, но и безопасно. Но сделать это не так то и просто. Так называемые международные рейтинговые агентства, оппозиция, агрессивно настроенные к Украине СМИ уже года 2 рисуют ужасные картины инвестиционного климата в стране, которых на самом деле нет.

 

А «баба Яга» против!

Восстановление инвестиционного климата, а точнее имиджа Украины в глазах крупных глобальных игроков, было бы на 100% выполнимой задачей, если бы не было фактора евроинтеграции Украины. С этим фактором нельзя не считаться. Московские организаторы ТС уже сегодня пытаются показать украинским властям, что их ожидает в случае отказа от ТС.

Во-первых, такая агрессия ясно показывает, что в хорошее интеграционное образование насильно тянуть не будут.

Во-вторых, само отрицание со стороны официальной Москвы варианта одновременного существования и зоны свободной торговли с ЕС, и вступления Украины в Таможенный союз, наглядно показывает, что организаторы ТС категорически против усиления Украины как самостоятельного государства. Этот факт не может не наводить на некоторые грустные мысли о будущей эволюции ТС как интеграционного образования с последующей потерей его членами определенных частей автономии.

Само собой, что жестокое наказание за невступление в ТС для Украины состоится, и к этому нужно будет готовиться. Торговая война с ROSHEN, сыроварами и фарфором тут пришлась как нельзя кстати. У Украины появилась наглядная статистика, чтобы поставить вопрос перед ЕС о вероятной компенсации потерь от действий ТС, а также обратиться в ВТО с просьбой расследовать действия России как члена ВТО. Но лучшей новостью остается подготовка Еврокомиссией иска к Газпрому. Уже в октябре Газпрому угрожает штраф в размере 10% выручки за злоупотребление монопольным положением. Этот шаг вполне может смягчить тактические потери украинских властей, создав прецедент, удобный для разбирательств в международном арбитраже Нафтогаза и Газпрома.

 

Вместо выводов

Позиция украинских властей, которые всеми силами пытаются избежать вступления в Таможенный Союз даже ценой тактических потерь, достойна уважения. Ее просто не могут не заметить на геополитическом Олимпе в Вашингтоне, что также поможет решить стране технические трудности в секторе госфинансов.

Мое мнение таково, что Украине стоит пойти на тактические потери в течение 1-3 лет и, возможно, даже на «плановый» кризис с набором смягчающих факторов с тем, чтобы организовать Зону Свободной торговли с ЕС и подписать Ассоциацию, отстроить инвестиционный имидж и, опираясь на «союзников» ЕС и помощь Еврокомиссии, последовательно превратить страну в инвестиционный оазис для крупных стратегов. Такая стратегия является оптимальной для Украины и она не предполагает утрату ей самостоятельности, поскольку Ассоциация с ЕС не ставит серьезных временных рамок членства Украины в ЕС, но делает ее привлекательной в глазах стратегов.

В идеале, украинским властям следует добиваться того, чтобы была создана зона свободной торговли с ЕС и одновременно с Таможенным союзом. В таком случае темпы развития экономики превысят все ожидания аналитиков, а страна превратится в Европейский Сингапур. Однако ни в России, ни в ЕС в таком сценарии не заинтересованы, хотя экономические предпосылки для этого есть.

 

В целом, лично мне по духу ближе русская культура и я лучше понимаю их рынок, однако пришло время организаторам Таможенного союза признать правду –  в стратегическом плане им нечего предложить украинской экономике. Посему им следует или пересмотреть концепцию Таможенного Союза как таковую или прекратить позориться с тактическими уловками, которые граничат с банальным жульничеством.

 

Пятнадцатилетию дефолта в Российской Федерации посвящается

 

Виталий Шапран

Просмотров: 2952