Как решить системные проблемы украинской экономики?

Экономисты знают, что не может быть у слабой экономики – сильная валюта. Поэтому вопрос: как гривна может укрепляться по отношению к доллару США, когда существует такой огромный фундаментальный дисбаланс? В тоже время, как известно, чем сильнее кризис, тем сильнее в рамках данной валютной системы доллар США. Или чем сильнее доллар, тем сильнее кризис.

В настоящее время в Украине сформировалась новая экономическая реальность - менее здоровая, менее стабильная. В самом деле, девальвация гривны рассматривается по сути дела как единственная системная масштабная антикризисная мера. Уверен, она не приведет к заметному росту экспорта, сократив при этом, например, импорт оборудования. Так как эффект импортозамещения у нас даже и не начал проявляться. К тому же, гривна сегодня – это предвыборная валюта, а поэтому она будет испытывать огромное давление.

Как будут реагировать наши люди на дальнейшее снижение курса гривны? Лишь бы не начали, как в далекие 90-е, снова активно приобретать необходимые им товары, особенно долгосрочного пользования. И все же, сможет ли наша национальная валюта повлиять на переформатирование украинской финансово-экономической системы? Поэтому, немало моих знакомых–экспертов опасается, что из-за отсутствия у нас эффективных реформ, Украина может оказаться на соседней с Грецией койке в европейской палате интенсивной терапии.

Уж кто–кто, а мы в Киеве хорошо знаем о том, что масштаб реакции населения практически никогда не предсказуем. В том числе и на просчеты наших финансовых властей. Как скоро, например, НБУ начнет менять правила игры? Будет ли он устраняться от курсовой политики? Наконец, очень важный вопрос: насколько мы можем еще нарастить свой внешний госдолг при сохранении безопасной ситуации. Сможет ли наш Минфин разместить достаточно правильные объемы ценных бумаг, чтобы Украина не попала в полную зависимость от внешних факторов.

Есть такое нехорошее слово: заигрались! Мне кажется, что наш финансовый рынок в свое время заигрался с различными спекулятивными операциями и до сих пор никак не может перевести активные действия из разряда чисто финансовых вливаний в производственную сферу, в реализацию инфраструктурных проектов. И также по сей день банкиры не могут вычистить «авгиевы конюшни» в части качества и типов своих активов. А это надо делать в первую очередь. Во-вторых, необходимо изменение структуры и правил обращения активов на нашем финансовом рынке. И, наконец, в-третьих, - это кадровый вопрос, т.е. повышение эффективности подготовки специалистов для наших финансовых учреждений.

Напомню, США в конце 70-х прошлого столетия так же, как и мы в настоящее время, встали перед проблемой: надо запускать новую технологическую волну, которая впоследствии получила название «информационные технологии». Но ее невозможно было запустить, потому что у населения было мало денег. Что делать? Решение нашли – в США начали активное кредитование спроса. Но сегодня у нас жесточайший кризис, связанный с тем, что кредитовать спрос больше невозможно. При этом надо признать главное: спрос и дальше будет падать! И нам предстоит выбирать перспективу из двух вариантов: либо допускать дефляционный шок с банкротством всей финансовой системы и резким подорожанием денег, как это было в 30-е годы прошлого столетия в США. Либо печатать новые эмиссии денег и разгонять инфляцию, которая быстро поглотит финансовые сбережения наших граждан.

И еще одно очень важное наблюдение (возможно, спорное). Почему деньги не идут в реальный сектор экономики? Потому что кредит получить может только тот, кому он не нужен. Напомню, нельзя давать наркоману наркотик, когда у него «ломка». Точно также нельзя лечить кредитный кризис только новыми кредитами. Новое кредитование – это рост долгов. Если мы будем продолжать увеличивать долги – мы будем надувать этот же долговой или кредитный «пузырь». И все равно он лопнет. Нужен системный подход к решению этих проблем. Или я не прав?

Олександр ГОНЧАРОВ,

Директор Інституту розвитку економіки України (www.ireu.org.ua)

Просмотров: 490