Девальвация – это хоть какой-то стимул для развития внутреннего производства. Правда, в теперешней ситуации это очень опасный путь. Потому что, с него очень легко свалиться в инфляцию, а затем и в гиперинфляцию.

     Важно понимать, что финансовый удар может оказаться сильнее горячей локальной войны. И надо признать, что мы сейчас уже стоим на пороге очень серьезного системного финансового кризиса. Кризиса даже не столько финансового, сколько кризиса доверия к нашей банковской системе. Причем, основная здесь проблема – это перекредитованность и огромное количество проблемных активов коммерческих банков.     

     По экспертным оценкам размеры такой «проблемки» самые разные – от 150 млрд. грн. до 300 млрд. гривен. Реальная статистика закрыта, или вовсе отсутствует. А из тех, кто сегодня у нас в стране управляет деньгами в банковской системе, к сожалению, далеко не многие из них реально ассоциируют своё и своих детей, внуков будущее с Украиной. У большинства у них виды на жительство либо вторые паспорта других государств.     

     Поэтому, если у меня спросите, когда начнется острая фаза этого кризиса? Отвечаю: «Она уже идет. Заметьте, в последнее время иностранные структуры больше не инвестируют в наши сколько-нибудь  крупные проекты. А число наших банков-банкротов быстро растет». Соответственно народ снова стал активно говорить о девальвации гривны, т.е. снижении ее в цене по отношению к доллару США и евро. Но насколько сильным еще может быть снижение гривны?     

     Кое-кто утверждает, что те пики в районе 13 гривен, которые мы недавно видели, будут и в конце 2014 года. Другие эксперты, наоборот, пугают отметкой в 15 грн.,  а пессимисты и вовсе под 20 гривен обещают. Какие по этому поводу могут быть предположения? Прежде всего,  надо учитывать два важнейших аспекта. Первый связан с текущим драйвером для украинской экономики, о котором 19 августа заявил А.Яценюк,  что Путин целенаправленно убивает экономику востока Украины. Более того, теперь на восстановление Донбасса может понадобиться 8 млрд. долл. США. А из-за боевых действий на востоке Украины промышленное производство в Донецкой области за прошедший месяц сократилось почти на 40%, а в Луганской - более чем на 60%!     

     Это означает, что ВВП страны упадет к концу текущего года еще ниже прогнозируемых Минэкономразвития – 6%. И поэтому теперь может быть доступен КМУ и НБУ только один из важнейших монетарных рычагов – это ослабление гривны. В тоже время девальвация – это хоть какой-то стимул для развития внутреннего производства. Правда, в теперешней ситуации это очень опасный путь. Потому что, с него очень легко свалиться в инфляцию, а затем и в гиперинфляцию. Исходя их этого, думаю, дальнейшего ослабления гривны нам не избежать. Если говорить в абсолютных цифрах, то к концу 2014 года доллар вижу в пределах 14 – 14,5 гривен.     

     Как известно, кризис – это, прежде всего крах доверия. А доверие – это вещь, на которой в принципе держится экономика государства. Однако сейчас, думаю, что наша экономика держится не на доверии, а на принуждении: на военно-политическом, на экономическом. И следующий цикл активности в Украине начнется только тогда, когда субъекты хозяйствования придут на рынок с новыми идеями, планами и дополнительными денежными ресурсами. Однако, где же сейчас брать деньги, и где черпать силу нашей гривне?     

     К сожалению, денежно-кредитная политика сегодня ведется так, как будто «завтра» уже не будет. Нет долгосрочной стратегии развития финансового рынка и, в частности, рынка ценных бумаг, в том числе эффективного реформирования государственных финансов. При этом, в нашей ситуации все гораздо сложнее. Как в известном высказывании классика: нужно найти ключевое звено и вытащить всю цепь. У нас же сегодня не то, что нет такого звена, потянув за которое можно вытянуть всю цепь, вообще многих звеньев не хватает. Например, не хватает:

1) национальной инвестиционной системы, которая бы связывала банковскую систему с инвестициями в развитие производства;

2) государственной политики развития различных сфер экономики;

3) законодательного обеспечения долгосрочного целеполагания стратегии развития национальных рынков;

4) механизмов ответственности за управление государственными деньгами. 

      Наконец, насколько драматична ситуация на нашем кредитном рынке? Ведь нельзя давать наркоману наркотик, когда у него «ломка». Точно также нельзя лечить кредитный кризис только новыми кредитами. Новое кредитование – это рост долгов. Если мы будем продолжать увеличивать долги – мы будем надувать этот же долговой или кредитный «пузырь». И все равно он лопнет! А поскольку финансово-экономический кризис будет продолжаться, то в общем и в целом ситуация будет ухудшаться. И в этой связи в условиях продолжающего вооруженного конфликта на востоке Украины вспоминается известная народная мудрость: оптимист учит английский, пессимист – китайский, а реалист – автомат Калашникова.

     Олександр ГОНЧАРОВ,

     Директор Інституту розвитку економіки України (www.ireu.org.ua)

Просмотров: 572