Насколько реально, чтобы наша украинская экономика к 2030 году вышла на первое место в Европе?  

     Со своими коллегами произвожу и внедряю новые технологии на украинском рынке совместного инвестирования. Однако, эти технологии, которые еще есть в наших мозгах, с огромным трудом пробиваются на рынок через густой частокол административных мер и коррупционных требований различных госрегуляторов, например, Нацбанка, Нацкомиссии по регулированию финансовых услуг  и Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку. Не пора ли создать из трех один мегарегулятор на базе НБУ, и перестать содержать за счет нищего населения целую армию чиновников, которые не помогают, а только усложняют жизнь участникам рынка.     

     Правда, иногда негатив может сработать во благо. Но для этого чиновникам надо «включить» мозги. В истории финансовых рынков известно достаточно случаев, когда определенная фундаментальность оборачивается выигрышем в краткосрочном и даже в среднесрочном периоде. О чем идет речь? То, что наши банки и предприятия по многим причинам потеряли доступ к глобальным рынкам капитала, вообще-то теперь сильно помогает им переживать различные шоки. Вот в такие моменты во многих странах главным источником фондирования становился внутренний рынок, а именно сбережения финансово состоятельных граждан. И нам надо срочно развивать украинский рынок совместного инвестирования.     

     К примеру, запустить пилотный проект по развитию внутреннего рынка паевых и корпоративных инвестиционных фондов в Одессе. Моя идея заключается в том, чтобы накопленные опыт и технологии привлечения на внутреннем рынке инвестиций и направление их в реальный сектор экономики активно распространялись на весь рынок Украины. Чтобы создавалась привлекательная и благоприятная инвестиционная среда. Почему? Потому что люди должны верить в то, что в своей стране они могут быть востребованы, полезны и даже интересны.     

     Но, к сожалению, пока эту идею саботируют «наверху» чиновники и крупный бизнес. Это и понятно. Вот простое сравнение. Что такое бизнес олигарха? Это огромные заводы со станками. Что такое европейский крупный бизнес? Это небольшие офисы с огромным количеством интеллектуальной собственности. Вспомните, когда грянул кризис в 2008 году, у нас еще были какие-то остатки от советской промышленности. Сейчас производственные мощности в Украине либо изношены в ноль, либо уничтожены. Плюс нет прямых иностранных инвестиций. Тупик? В принципе, да, если не развивать внутренний рынок инвестиций. Это и есть альтернатива. Но пока в ней не нуждается власть, а общество не настаивает на экономических реформах. С чем связывают они свои надежды, с греческим «авось»?     

     Ведь набор экономических решений Кабинета Министров сегодня настолько узок, что он всё время балансирует между инфляцией и слишком большими издержками для производства. В свою очередь деньги меняют стоимость, потому что экономика Украины уже не состоянии воспринимать их, как инвестиционный ресурс. То есть экономика не качественна в той мере, в какой особенно иностранные инвесторы могли бы ей доверять. У нас остался очень маленький «пяточек» экономического развития. Что делать? Реализовывать уже подготовленные два проекта «Українська корпорація розвитку» и «Мережа проектів розвитку».      

     Итак, а не замахнуться ли нам?.. Вот подумал: «Насколько реально нам, чтобы наша украинская экономика к 2030 году вышла на первое место в Европе? Влиятельный американский журнал Foreign Policy опубликовал очень интересный прогноз, согласно которому доля Китая в мировом ВВП достигнет 40%, доля США упадет до 14%, а доля ЕС до 7%. Выходит, обогнать нам ряд европейских стран – не такое уж и достижение. Ну, что – обгоним Германию, Францию и Россию?

     Александр ГОНЧАРОВ,

     Директор Института развития экономики Украины

Просмотров: 625