Вряд ли кто-то станет спорить с тем, что в нынешних условиях должно быть главенство производства над финансовой сферой, а не наоборот.

     Именно в текущих условиях важно напомнить нашим министрам и Главе НБУ об истоках японского экономического чуда. Итак, много лет подряд Центробанк Японии кредитовал приоритетные сектора экономики страны практически под нулевые процентные ставки.     

     В последнее время и в Америке, и в странах Евросоюза в период кризиса эти ставки стали почти нулевыми, т.е. ниже уровня инфляции, а в Швейцарии в один временной период они вообще стали отрицательными – давали премию за способность использовать кредит. На этом фоне, думаю, если мы не создадим в Украине свой механизм использования денежной эмиссии для целей развития реального сектора экономики, мы проиграем в конкуренции всем.     

     При этом наши финансовые власти по-прежнему или по-старинке борются с инфляцией за счет кредитного рынка Украины, подняв учетную ставку НБУ до 30%! Ну, тут и говорить нечего. Поэтому предлагаю, наоборот, бороться с инфляцией путем развития нашего кредитного рынка. В текущей ситуации в Украине просто необходимо кредитование реального сектора экономики по однозначной ставке, а не по двухзначной. Раз предпринимательство дает новые рабочие места, значит, власти должны стимулировать тех, кто решил заниматься производственным бизнесом.     

     В этой связи пытаюсь всё же найти что-то позитивное в нынешнем кризисе. Вот, например, такой фактор: наш украинский бизнес становится все более разумным в размещении своего свободного капитала, в частности, нашему крупному бизнесу сейчас выгодно стало покупать по дешевке производственные активы за рубежом. Правда, есть и очень сложные причины, почему капитал из страны уходит.     

     Так, значительная часть оттока капитала из Украины – это отток малыми порциями от 200 000 долл. США до 1 млн. долл. США. Это уже, откровенно говоря, эвакуация активов среднего класса и небольшого бизнеса. И у них есть свои мотивы. Во-первых, очень ограниченным стал доступ бизнеса к кредитным ресурсам. Во-вторых, у нас «перегорело» целое поколение менеджеров 90-х годов, которые просто устали бороться с нашими некомпетентными и коррумпированными чиновниками. И, похоже, правительство не пытается их останавливать.     

     Не лучшее положение с финансированием и наших ученых, в частности, прикладной науки. Хотя, несмотря на все наши потери, постоянно убеждаюсь исключительно в одном: Украина была и есть одной из ведущих научно-технических держав в мире. Кстати, недавно в ходе «Круглого стола» с учеными анализировали возможные пути выхода из кризиса, обсуждали те отрасли и те «точки» роста, на которые Кабмину нужно делать ставку.     

     Ученые понимают (а министры?), что надо срочно нам в Украине создавать ядро нового технологического уклада, которое должно дать толчок быстрому развитию инновационной экономики. И этот новый технологический уклад или новый комплекс отраслей, подобно локомотиву, и должен вытянуть всю украинскую экономику из кризиса. По моему личному убеждению у нас таким локомотивом могли бы стать комплексы нанотехнологий, биотехнологий и информационно-коммуникационных технологий. Понимаю, это далеко не точка, дискуссии неизбежны.     

     И, конечно же, наивно было бы ожидать последние 10-15 лет в период господства финансового капитализма в Украине, что в каком-то реальном секторе экономики или сфере научных разработок прибыль будет выше, чем, скажем, в финансовых или валютных спекуляциях. Поэтому в разные годы и разным министрам экономического развития и торговли (правда, за исключением А.Абромавичуса) я задавал один и тот же вопрос: «Почему вообще у нас вкладываются деньги в реальный сектор, какие-то еще самолеты разрабатываются?».     

     Далее приводил такой пример. В городе Сумы есть научно-производственное объединение, которое лет 30 назад по всему миру продавало микроскопы (лично готовил это предприятие с научным институтом к приватизации). Директор этого НПО мне говорил, что в СССР было выгодно и рентабельно вкладывать деньги в разработку и производство микроскопов. А сегодня в Украине это не выгодно. Что изменилось? Убежден, лишь одна предстоящая масштабная приватизация ни к каким позитивным переменам не приведет.      

     Думаю, вряд ли кто-то станет спорить с тем, что в нынешних условиях должно быть главенство производства над финансовой сферой, а не наоборот. При этом, конечно, без надежных банков, без низких налогов для инновационного бизнеса мы, возможно, и выйдем из кризиса, но точно – не войдем в модернизацию экономики.

     Александр ГОНЧАРОВ,

     Директор Института развития экономики Украины      

Просмотров: 306