В первой половине февраля рынок «гривна-доллар» приковал внимание украинцев. Воображение граждан будоражили события на межбанковском валютном рынке. 05 февраля курс доллара на межбанке достиг 9,0/9,15 грн за доллар, после чего 07 февраля НБУ включил регуляторные рычаги для того, чтобы подавить панические настроения на рынке. В результате курс гривны к доллару вплоть до 15 февраля стабилизировался и на наличном рынке и на межбанке в диапазоне 8,5-8,95 грн за доллар. Однако некая напряженность на рынке сохраняется, поэтому я решил еще раз вернуться к событиям конца января – первой декады февраля с тем, чтобы объяснить, как они могут повлиять на курс национальной валюты.

Межбанковский крест

В 2014 год банковская система Украины вошла в состоянии покоя. На первый рабочий день года остатки на корреспондентских и транзитных счетах банков составляли 33,040 млрд грн. Вплоть до 27/01/2014 остатки держались на значительном уровне – 28,8 млрд. грн, что почти на 15% больше чем среднедневной остаток в 2014 году. Движения по остаткам и объемам торгов на валютном межбанке начались 27-28 января. По моему мнению, причиной этой динамики послужили как рост политической напряженности, так и заявление В. Путина, из которого стало понятно, что второй транш пятнадцатимиллиардного кредита откладывается. Буквально за несколько дней дневной объем торгов на валютном межбанке достиг 5,096 млрд долл. США. Уже затем рынок раскачивали новости с политических фронтов о неудачах в переговорах между оппозицией и властью, а также продолжающееся противостояние на улицах. Второй исторический максимум по объему торгов был достигнут уже 03 февраля, когда он составил 4,576 млрд. долл. США.

Центральным остается вопрос, откуда появился спрос на валюту и кто за январь и 9 рабочих дней февраля продал больше 61 млрд. долл. США. Бездоказательные обвинения НБУ в том, что это он сам же и организовал обвал гривны, выглядят нелепыми. В Украине почти все банки обмениваются отчетностью, по которой просматриваются все, в т.ч. и валютные операции. Рано или поздно стало бы ясно, кто из банков участвовал в схеме раскачки рынка, а ввиду политической напряженности и грядущей премьериады никто не стал бы рисковать карьерой ни в НБУ, ни в Кабмине. Кроме того, раскачка рынка не наруку НБУ и партии власти, для них сейчас это ненужные игры с огнем, не говоря уж об отсутствии у них мотивов для искусственного увеличения недовольство населения. Пока я больше склоняюсь к той версии, что на рынке в очень плотном временном горизонте столкнулось несколько факторов:

  • традиционный рост спроса на валюту со стороны импортеров, которые хорошо распродаются в новогодние праздники и в январе-феврале осуществляют закупку валюты;
  • из накопленной в начале года ликвидности банков, как указывают расчеты за январь и первую половину февраля, более 10 млрд. грн с корсчетов банков как «корова языком слизала»;
  • политическая нестабильность в стране и тенденции, связанные с желанием политических элит разных уровней вывести капитал из страны.

Рис 1 Динамика объема торгов на межбанковском валютном рынке

На рисунке видно, что динамика объемов торгов была поступательной: после пиковой нагрузки наступал спад. А вот динамика остатков на счетах хотя и была поступательной, но менее волатильной. Мало кто будет спорить с тем, что в январе-феврале очевидной была тенденция, когда остатки на корсчетах имели тенденцию к снижению, а объемы торговли на валютном межбанке – к росту. Обе тенденции на графике визуально образуют пересечение и указывают, что постепенно банковская ликвидность перемещалась на валютный рынок. Конечно, рекорд по объему торгов в январе был поставлен не за счет средств банков, они лишь обслуживали этот процесс.

В то же время в пятницу 14 февраля рынок немного успокоился и остатки на счетах выросли до 24,17 млрд, что примерно соответствует среднедневному остатку в 2013 году.

 

Предохранители финансовых рынков

            НБУ вмешался в состояние рынков своими постановлениями №48 и №49. Больше всего нареканий вызвала норма антикризисного пакета, которая запрещает исполнение банками заявок импортеров «день в день». Постановлением предусмотрено исполнение заявок через 6 операционных дней после их подачи. Вокруг этой нормы подняли гвалт как оппозиционные банкиры, так и классические импортеры. Первые указывали, что НБУ лишил торги рыночной природы, отложив спрос покупателей, но этот спрос накопится и будет давить на рынок. Замечания вторых сводились к тому, что импортерам придется отложить сделки на 6 дней и от этого они потерпят убытки.

            Критикуя 49-ое постановление, оппозиционные банкиры лукавили. Во-первых, часть импортеров все же имели возможность покупать валюту непосредственно у банков. Во-вторых, на валютную позицию банков влиял спрос на валюту со стороны населения – значит курс, определяемый на межбанке, не потерял рыночную природу. Действительно, гривна на протяжении заветных 6 дней немного ослабла. И, в-третьих, 49-ое постановление НБУ не привело к эффекту накопления спроса, а всего лишь отложило этот спрос. Т.е. заявки импортеров будут исполняться по мере их подачи, но через 6 операционных дней. По мере стабилизации обстановки НБУ может снижать количество дней, необходимых для исполнения заявки.

            Критика хозяйственников-импортеров выглядела более конструктивной. Они действительно могли терять деньги из-за неисполнения обязательств по уже подписанным контрактам. Но, если бы НБУ не применил этот регуляторный инструмент и курс бы был 9,5, то эти же импортеры все равно бы несли заметные убытки из-за сокращения спроса на импорт внутри страны. Поэтому, формально претензии импортеров к 49-ому постановлению можно считать обоснованными, но в реальности для них еще неизвестно, какой сценарий развития событий был бы лучше.

            Принимая 49-ое постановление НБУ, конечно, руководствовался идеями стабилизации курса. Сейчас он имеет возможность на 6 дней вперед прогнозировать спрос на валюту со стороны импортеров, что, безусловно, позитивно повлияет на стабильность курса и снизит его волатильность.

            Справедливости ради отмечу, что норма с остановкой торгов или ограничением части спроса или предложения для международных рынков не нова. Последние лет 10-15 на любой из фондовых бирж ЕС и США биржевым советом принимались директивные нормы, в каких случаях необходимо было останавливать торги по конкретному эмитенту или на рынке в целом. Такие же правила действуют на валютных рынках некоторых развивающихся стран. Если курс финансового актива или индекса падает до определенного уровня в течение торгов (обычно 5-10%) торги автоматически приостанавливаются.  Приостановка торгов может длиться от 5 минут до 1 рабочего дня, в зависимости от глубины падения. Цель данного регуляторного инструмента –  обеспечить безопасность участников торгов, чтобы те не теряли деньги на панике. НБУ по-сути внедрил эту международную норму, но адаптировал ее к реалиям украинского межбанка. Единственное, что можно поставить регулятору в минус: такую норму нужно было внедрить до кризиса, чтобы у участников рынка не возникало вопросов, а рынок отключался автоматически при определенном падении (или росте) гривны на межбанке. В 2010 году Комиссия по ценным бумагам США (SEC) впервые обобщила эти правила и сделала их обязательными для исполнения для всех бирж и торговых систем в США. В ЕС предохранительные нормы по-прежнему регулируются самими биржами или торговыми системами.

 

Крысы превращаются в кротов

Украина была не одинокой в своих январских валютных приключениях. Международные инвесторы выбрали и окрестили обидной аббревиатурой RATS (крысы) группу стран, национальные валюты которых были нестабильны в январе 2014. Россия. Аргентина, Турция, ЮАР действительно чувствовали себя не очень хорошо. Валюты этих стран девальвировали на 5-22% (таблица).

 

Таблица

Данные о девальвации валют и некоторые макропоказатели развивающихся рынков

Страна

Валюта

Темп девальвации

за январь 2014 г.

Темп девальвации запервую

половину февраля 2014 г.

Соотношение публичного

долга к ВВП**

Средняя ставка по

депозитам в нацвалюте

R - Россия (рубль)

RUB

7.90%

-0.80%

7.70%

8.2%

A - Аргентина (песо)

ARS

22.44%

-2.55%

44.80%

21.46%*

T - Турция (лира)

TRY

6.27%

-4.36%

37.60%

8.70%

S - ЮАР (ранд)

ZAR

5.58%

-3.71%

42.30%

7.80%

Индия (рупия)

INR

0.50%

-0.21%

51.70%

9.42%

Бразилия (реал)

BRL

2.22%

-1.64%

58.80%

5.95%

Украина (гривна)

UAH

5.18%

1.17%

36.60%

18.76%

Источники: Bloomberg, CIA, IMF.

Примечание: * - следует учитывать, что инфляция в Аргентине составляла 22%.

** - публичный долг включает публичные займы местных общин.

 

Тем не менее, нельзя утверждать, что именно страны RATS оказали негативное влияние на Украину. Во-первых, у каждой из этих стран была своя причина реагировать на отток капитала, вызванный решениями ФРС США. Аргентина девальвировала свою валюту пропорционально уровню инфляции, Россия готовилась к падению цен на нефть, а Турция и ЮАР за первую половину февраля отыграли назад существенный темп январской девальвации. Ситуация в Индии и Бразилии оставалась более-менее стабильной.

Из всех рынков на Украину наибольшее влияние оказывает Россия. За 11 месяцев 2013 года объем импорта товаров из России в Украину составлял 30,2% всего украинского товарного импорта. В платежном балансе эта цифра смотрится куда скромнее. По экспорту доля РФ в торговом балансе составляла 25%. По услугам перевес был в пользу Украины. ЦБРФ за январь девальвировал рубль на 7,9%, а за первую половину февраля ревальвировал его на 0,8%. Поскольку большинство контрактов между РФ и Украиной заключены в долларах США, моментального эффекта девальвация рубля на украинскую промышленность не окажет. Однако если сравнить темпы девальвации рубля и гривны с Нового года, то они окажутся близкими. Тезис о влиянии девальвации тенге на украинский рынок можно охарактеризовать как провокационный, поскольку в 2013 году доля экспорта в Казахстан украинских товаров составляла всего 3,5%, а по импорту – менее 0,9%.

Таким образом, в феврале девальвационные тенденции на рынках RATS и в Бразилии и Индии сменились ревальвацией. Поэтому фактор RATS не мог служить причиной девальвации гривны в феврале.

Думаю, что некоторое время напряженность на валютном рынке будет сохраняться. Гривна по-прежнему будет колебаться в диапазоне 8,5 грн +/- 0,5 грн. Главными рисками, из-за которых гривна может стать более волатильной, остается эскалация политического конфликта внутри Украины (что не способствует успешным переговорам с внешними кредиторами) и резкое ухудшение ситуации в экономиках стран RATS, хотя в феврале на этих рынках мы видим обратные тенденции. А пока мы можем констатировать лишь небольшую девальвацию гривны, которая не повредит экономике Украины.

 

Виталий Шапран

Просмотров: 9506