Не так давно наш уважаемый регулятор рынка ценных бумаг - ГКЦБФР выступила с инициативой введения в Украине практики мини-IPO. Тут же на рынке заговорили о реальности привлечения инвестиций через фондовый рынок. Дискуссия уважаемых экспертов фондового рынка, представителя регулятора и даже журналистов, на данную тему в рамках одного из блогов дала ощущение некой оторванности от украинских реалий. Вдруг мне стало ясно, что все участники рынка очень хотят, чтобы он работал, но их рецепты не совсем совпадают с реалиями, наряду с практической подготовленностью ощущается некий идеологический вакуум, что в принципе для страны в которой был коммунистический режим 70 лет как-то даже странно.

Попробуем проанализировать ситуацию. Как инструмент тут приемлем сравнительный анализ, если рынок где-то работает, логично подсмотреть, как он работает в той стране, где он считается образцом совершенства. Несомненно, это рынок акций США. По долгу службы мне приходилось работать на международных рынках именно в качестве финансового и информационного аналитика. В прошлом я вел страховой, банковский сектор, телекоммуникации, черная металлургия и конечно военно-промышленный комплекс. Специфический набор отраслей определялся требованиями работодателя. Охват выходил за рамки США, но все равно все дороги вели в EDGAR, стоящие эмитенты рано или поздно попадали на NYSE или ОТС и должны были отчитываться перед SEC. Опишу свои впечатления.

 

Фондовый рай.

Когда ты попадаешь на рынок США и перед тобой стоит задача создания отраслевых отчетов. Пусть даже по ним не будут приниматься решения, а они в основном носят информационную функцию, плохо работать просто невозможно.

Кроме EDGAR у американского регулятора отлажена электронная система сбора жалоб. Их федеральный Hotline работает почище call-центра любого из наших коммерческих банков, заметив несопоставимость в отчетности или несоответствие с национальными стандартами раскрытия аналитик может написать в SEC и максимум через 40 минут придет ответ (я развлекался, засекал время). Я так понимаю регулятор не сидит сам за проверками, он ориентируется на жалобы и занимается теми эмитентами, по которым более всего жалоб и ему в принципе все равно этот эмитент из Китая или Чили, если он поднадзорен и в отчетности что-то не так – реакция будет мгновенной. Как хотите явление Hotline так и называйте, по-советски я бы назвал ее система доносов. Судя по тому, что рынок время от времени сотрясают скандалы, система электронных доносов работает нормально.

Третий очень важный элемент в информационном периметре рынка после EDGAR и системы доносов – это IR-департаменты самих эмитентов. По своей сути это информационная поддержка продавцов акций. Такой себе допсервис для sell-side. Любой вопросы с отчетностью, уточнение планов компании, консультации по отраслевым проблемам и месте эмитента в профильной отрасли, асистанс в общении с ТОП-менеджерами эмитента и т.д. Публичность проникла настолько глубоко, что даже компаниям ВПК можно без зазрения совести задавать вопросы о наполнении их бюджета госзаказами из Пентагона, и IR-служба может рассказать много нового, того чего нет в открытых источниках. Конечно же речь идет не о какой-то секретной информации, а о прогнозах самого эмитента. Часто густо они сливают инвесторам даже информацию о ходе разработок новых вооружений, если например разработка запаздывает и это влияет на чистую прибыль компании. Вы сами можете попробовать помучить IR-службу крупнейшего производителя вооружений Lockheed Martin, закажите себе последнюю отчетность компании производящей бомбардировщики В-2 - http://phx.corporate-ir.net/phoenix.zhtml?c=83941&p=irol-IRHome Вам пришлют их по обычной почте. Поспрашивайте IR-службу Компании о состоянии исполнения госзаказов и т.д. Мы очень долго восторгались такой «высокой» корпоративной культурой и дисциплиной американских эмитентов и их готовностью работать глобально. А компании ВПК как-то научились совмещать публичность и режим секретности. Когда в 2008 году для Компании ДАГДА я делал Investor Relation Guide, мы опросили довольно много IR-служб. В исследовании приняли участие: General Electrics, Philips, Boeing, Commerzbank, Erste Bank и другие. И мы завали вопрос IR-службам американских компаний, отчего ж такая высокая культура. За ответами обильно насыщенными само-PR нам давали понять, что по мимо падения акций на бирже ТОП-менеджмент боится ответственности, которая наступает за вранье в отчетности или несвоевременное раскрытие. Да, если вспомнить скандалы в Enron, Xerox, United Health, то сроки лишения свободы от 10 до 30 лет, самоубийства и даже расчлененное тело финансового директора Parmalat на окраине Милана, могут впечатлить даже не впечатлительных людей. Получается, что их культура растет на базе политики кнута и пряника: как кнут это неоправданно жесткая ответственность за нераскрытое информации, они это считают преступлением перед миноритариями. Пряник это огромная капитализация рынка, где можно взять ресурс без долгового бремени и ненужных кредитных рисков. Закон построен так, что если Вы ТОП-менеджер у вас есть выбор – быть сытым и довольным и строить отношения с миноритариями или в лучшем случае плести корзинки где-нибудь в Коннектикуте лет этак 30 и это в лучшем случае.

 

Украинские реалии.

То что у нас плохо раскрывается информация и что сама раскрываемая информация несет в себе только процентов 30 полезной нагрузки это факт. Когда я в 2006 году пришел в РА, персонал возился с рейтингом промышленных компаний, собирал балансы. Служба информации раз 20 звонила на «Мотор Сич» с просьбой дать балансы за 2004 и 2005 годы. Бюрократы в финотделе гоняли их по-кругу, требовали официальные письма-запросы. Я просто обалдел от этого процесса, ладно в РА тогда службу информации возглавлял старенький дедушка, преподававший полжизни английский в разведшколе КГБ, с него спрос был минимальный. Но что вытворял финотдел эмитента и что там за люди сидели, ведь уже тогда все абсолютно висело на SMIDA-АРИФРУ. Рейтинг мы конечно быстро подготовили с опережением графика, но осадок остался. Слишком большой контраст между их рынком и нашим. Побороть этот контраст только рыночным колесом будет невозможно. Польские сказки о том, что надо провести пенсионную реформу, наполнить деньгами НПФ, и будет счастье. Это безумие, наплодить на рынке кучу миноритариев, а информационный периметр рынка, плодящий потоки информации, на основе которой невозможно принимать решения (по-сути мусор) – это не реформа, а форменное безумие. Если государство хочет относительно безопасную среду для НПФ, придется прибегать к кнуту, а пряник (большую капитализацию рынка) обещать в форме денег НПФ. Жадные ТОПы эмитентов конечно не поверят в такие обещания и скорее всего ничего не получиться. Поэтому для результативности реформы удары кнута должны быть более жесткими и частыми. И самое важное, что многие ТОП-менеджеры в стране еще помнят «ужасное» тоталитарное прошлое и это делает систему более восприимчивой к ударам. В связи с этим мне вспоминается один курьезный случай 1998 года когда я только начинал работать в АППБ «Аваль». Режим ныне подследственного Л.Д. Кучмы был крайне сильно обеспокоен падением сборов в Пенсионный Фонд. Господин Пустовойтенко, тогда еще премьер-министр Украины, решил провести учения по Гражданской обороне, куда были приглашены директора всех предприятий-должников в ПФУ. Менеджмент мариновали на учениях по ГО дня три, в конце-концов народ не выдержал и два директора сели в Мерседесы и поехали домой. По дороге домой с обеими произошло ДТП. Весть о ДТП моментально разнеслась по лагерю на учениях ГО и наш АППБ «Аваль» просто захлебнулся клиентскими деньгами, платили даже те, кто не был приглашен на учения по ГО. Позже мы узнали, что все же обошлось без жертв, один из покинувших учения директоров попал в мелкое ДТП, а среди «целевой аудитории» слухи распространили специально как бы в режиме испорченного телефона.

Поэтому начинать реформу на рынке ценных бумаг нужно наверное все же не с уговоров и рассказов о добром регуляторе, счастливых членах УАИБ и добродетельных НПФ с длинным ресурсом, а с ужесточения ответственности. Хотелось бы предостиречь только делать это надо без патриотизма, не нужно делать расстрелы на стадионах как в КНР, или по 30 лет тюрьмы как в США. Нашему народу, который по своей натуре труслив, будет достаточно наверное 2-3 лет лишения свободы без права условного отбывания и досрочного освобождения и пожизненное лишение права занимать руководящие должности. Думаю, мелкие наказания должны серьезно улучшить раскрытие и его качество. То что происходит сейчас – штраф – 17 000 грн или предписание это как-то несерьезно, например, для компаний с выручкой 1,5 млрд, поэтому ответственность должна быть в принципе уголовной. Идеология тут простая, если я вложил 1 грн в уставный фонд эмитента, я получаю автоматическое право получать достоверную информацию о деятельности эмитента, а задача государства это право обеспечить. Отсутствие информации или ее недостоверность приравнивается в глазах миноритария к ВОРОВСТВУ.

Просмотров: 647