Не до Украины сейчас странам Евросоюза, где гораздо сложнее и масштабнее проблемы развернулись на их финансовых рынках. О чем идет речь? 

     Не до Украины сейчас странам Евросоюза, где гораздо сложнее и масштабнее проблемы развернулись на их финансовых рынках. О чем идет речь? Конечно же, о деньгах. Для ЕС сейчас главная проблема – это фрагментированность национальных регуляторов. Почему? Потому что крупнейшие европейские банки – это финансовые учреждения, которые давно вышли за пределы национальных границ. Они - ведущие глобальные финансовые операторы. А регулируются они, как правило, отдельными национальными правительствами, которые дальше горизонта своей страны не видят назревшие проблемы.     

     Теперь ЕС полностью почувствовал и осознал эту данность, проблема последствий такого рода положения очень серьезна. Напомню, несколько дней назад министр финансов Франции Мишель Сапен выступил против доминирования американского доллара в системе международных расчётов. Поводом для этого стал штраф в размере $8,9 млрд., наложенный властями США на крупнейший банк Франции. Более того, до сих пор лишь обсуждается проект создания Европейского совета по системным рынкам (не путать с Европейским советом по системным рискам, который был создан после появившегося в 2007г. финансового кризиса  для отслеживания рисков в финансовой системе и экономике государств ЕС). Но насколько хороша эта идея и сможем ли мы участвовать в этом процессе? Видимо, Украине быть в этом локомотиве просто нереально, у нас весьма специфичны и не развиты как финансовая система, так и инфраструктура фондового рынка.     

     К тому же, думаю, что данный проект новой организации ЕС выльется в очередной консультационный орган, аффилированный с Европейским центральным банком. Давать какие-либо директивные указания финансовым учреждениям он не сможет. Реально сейчас Евросоюз еще ведет работу по консолидации трёх своих комиссий, которые также носят консультативное назначение и заняты регулированием разных сегментов финансового рынка в Европе. Также существует проект, по которому эти комиссии могут получить более широкие полномочия, к примеру, по прямому регулированию деятельности крупных финансовых учреждений и транснациональных компаний. Но пока до реализации запланированного дело не дошло, не получила усиления даже консультативная составляющая.     

     По-моему, члены этих комиссий ЕС особенно четко и ясно понимают: мы со всей Европой в самом начале того худшего, что нас впереди ожидает. Потому что Греция – это только цветочки. Вспомните, Греция получила кредит в 110 млрд. евро. Но дело-то не в этом, т.к. по своим гособлигациям Греция должна - 300 млрд. евро. 300! Понимаете?! И эти облигации имеют «мусорный» рейтинг. Да, по отношению к размеру ВВП страны в Греции самый большой госдолг – 125%. В то же время в Италии – 120%. Согласитесь, это огромные цифры. И это значит, что в перспективе мы столкнемся с тем, что за деньгами, за помощью, за гарантиями придут и Португалия, и Ирландия, и Испания, и, конечно же, Италия. И денег на всех не хватит – это совершенно очевидно.

     Однако, куда более опасной для Украины становится проблема протекционизма. «Своя рубашка ближе к телу» - под этим лозунгом правительства многих стран пошли на применение различных протекционистских мер. Эксперты Европейского центра по исследованию экономической политики насчитали таких мер около трёхсот. Кстати, Россия по числу защитных и самых жестких мер стала лидером. На втором месте Германия с 15 дискриминационными акциями, третье место поделили Индия и Индонезия с 10 защитными мерами, на четвертом – три члена Евросоюза Италия, Испания и Великобритания.     

     Вот здесь мы сразу узнали, что стандартные в ЕС меры внешнеэкономического регулирования в украинской системе работают очень плохо. Мы имеем крайне неэффективную таможню, засилье «серого» импорта и контрабанду, которая легко обходит любые мягкие тарифные и иные ограничения. А когда наши власти пытаются изменить ситуацию, им приходится действовать «в лоб» - очень грубыми методами, давно вытесненными из международной практики. Поэтому перед нами встала еще одна огромная проблема: как нам выбраться с последних мест мировых рейтингов с точки зрения эффективности внешнеэкономической деятельности и технического регулирования? Что говорит об отсталости нашей системы, о невозможности ее дальнейшего поддержания, если мы хотим, интегрируясь в Европу, развиваться как конкурентоспособная страна. Это сигнализирует о том, что всю систему внешнеэкономической деятельности и стимулирования экспорта правительству Украины надо решительно менять.     

     И, конечно же, интересно было бы узнать отношение украинских властей к предложению Германии о разработке конкретного графика по реформированию мировой финансовой системы. Правда, отдельные наши эксперты сегодня с нескрываемым скептицизмом спрашивают: «Еще далеко не понятно, куда хочет двигаться мир? Поэтому ни о каких сроках нельзя говорить». Но я им возражаю, дескать, куда мир будет двигаться, возможно, не понятно. А вот куда хотят двигаться конкретные страны (преимущественно каждая в отдельности) – ясно. Например, та же Германия уже озвучила свой план, в соответствии с которым к 2020 году немцы должны полностью избавиться от безработицы, значительно повысить внутренний потребительский спрос и чтобы каждый гражданин почувствовал на собственном кошельке, что страна полностью вышла из финансово-экономического кризиса. В этом плане, подписав соглашение об ассоциации с ЕС, будут ли наши власти говорить о том, что украинские антикризисные меры направлены именно на то, чтобы каждый гражданин Украины почувствовал этот выход из кризиса. Чтобы за макроэкономическими показателями не забыли о рядовом украинце.     

     Итак, сколько бы нехороших и злобных слов ни говорили о финансово-экономическом кризисе, но всё же он сыграл позитивную роль в осмыслении тех возможных конфликтов, которые вообще могут быть. А многие сегодняшние экономические инициативы - это собственно и есть выводы из кризиса. До разрешения многих проблем мы так и не смогли бы добраться в иной ситуации. Например, когда рынки капитала наполнены деньгами, когда легко сделать любую трансакцию, то не задумываешься над проблемами. А когда денег нет, когда текущая ситуация резко обостряется и усложняется – тогда и возникают разного рода конфликты, из которых надо находить единственно правильный выход. Поэтому пытаться нам проявлять инициативы в рамках пока еще не ратифицированного Соглашения об ассоциации с ЕС, как на этом настаивает ряд украинских политиков, по координации действий со странами Евросоюза, где гораздо больше финансово-экономических проблем, которые и гораздо сложнее и масштабнее наших, видимо, не своевременно и не целесообразно.

     Олександр ГОНЧАРОВ,

     Директор Інституту розвитку економіки України (www.ireu.org.ua)    

Просмотров: 396