Гривну будут понемногу ослаблять. Ведь чем сильнее кризис, тем сильнее в рамках данной валютной системы доллар США. Или чем сильнее доллар, тем сильнее кризис.  

     Уже для многих экспертов перспективы гривны весьма туманны. Почему? Потому, что наша экономика не производит «простой продукт», т.е. добавленную стоимость мы практически не производим. Плюс постоянные ожидания негатива на национальных рынках. И постоянные предупреждения правительства о необходимости уменьшения бюджетного дефицита. Например, чего стоит только сокращение на 10% бюджетников. Что за этим последует? Не надо быть экспертом, чтобы правильно ответить – быстро сократится покупательная способность населения, тут же обострятся проблемы у банков, упадет налогооблагаемая база и т.д.      

     Ко всему этому вчера прозвучало предложение  премьер-министра для населения страны о смене газовых котлов на электрические. Фактически это обращение надо было понимать как то, что деньги в «закромах» быстро кончаются, поэтому, соответственно, что заработаем, то и будем есть. Особенно это относилось к региональным бюджетам. Именно к местным властям, думаю,  был обращен этот главный месседж А.Яценюка. Правда, никак не могу понять, какой эффект от этого получит рядовой гражданин. Пока это только обещание для владельцев электрических котлов понизить тариф и только в ночное время (замечу, все облэнерго у нас уже давно в частных руках). А за чей счет покупать новый котел, кто оплатит его установку после демонтажа прежнего газового?! Если честно и откровенно, чего мы хотим? Да, довелось в свое время учиться в Вашингтоне, поэтому хорошо знаю, что солнце у нас всходит в Вашингтоне, а значит нужно делать всё, чтобы, не дай Бог, не расстроить Вашингтон. Так?

     Добавлю еще один показательный факт. С начала года гривна опустилась немногим более, чем на 40%. По подсчетам экспертов, если гривна ослабевает к доллару США на 1%, то потребительские цены вырастают на 0,2-0,3%. Несложно подсчитать, что такое снижение нашей валюты прибавляет к инфляции 8-12%.  Дальше не буду продолжать, проще говоря, из всего этого следует, что цены будут расти, зарплаты – падать, а работы будет всё меньше и меньше. Выход есть из текущей ситуации?     

     Думаю, Украине нужен не план реформирования, а уже план спасения экономики. Но поскольку государство взялось выводить национальную экономику из кризиса в ручном режиме, то действия властей при таком подходе становятся решающим фактором и главным риском. Учитывая, что эти действия непредсказуемы, абсолютно непрозрачны и зачастую не подчиняются разумной логике, риски, связанные с особенностями действующей экономической модели, уже начали реализовываться. К тому же, за последнее время волатильность на наших рынках просто выросла в разы. А что у нас формирует цену на какой-либо актив? В первую очередь, ожидания. Соответственно люди начинают на слухах, на каких-то своих прогнозах делать достаточно серьезные ставки, что приводит к мощным движениям на украинских рынках.     

     Вообще, возможно ли нашим людям cамим как-то прогнозировать обменные курсы, исходя из украинских макроэкономических показателей? Думаю, что такие прогнозы, скорее всего, будут работать на долгосрочной перспективе, однако, в краткосрочном плане ожидания инвесторов и рядовых граждан могут быть смешаны в достаточно короткий период. И это понятно, по какой причине. Также понятно сегодня и беспокойство наших людей о своих накоплениях, которые всё чаще с тревогой спрашивают: «А что будет с гривной и с работой?»

     Отвечая на этот злободневный вопрос, исхожу из того, что не может быть у слабой экономики крепкая валюта. И еще раз повторю: по-большому счету добавленной стоимости наша страна не производит. Извините, но если сравнить масштабы нашей экономики с тем, что УССР имела в 1990 году, то это всего лишь 70% от того, что было. Огромный разрыв, говорящий о том, что в Украине долгие годы не менялись структура экономики, не внедрялись энергосберегающие и инновационные технологии, прочее. Есть разрыв и по другим показателям, к примеру, производительность труда в США почти в 10 раз выше, чем в Украине.     

     И логически надо поставить главный вопрос: «Как гривна, скажем, может укрепляться по отношению к доллару США, когда существует такой макроэкономический фундаментальный дисбаланс?» Можно, конечно, нас еще сравнить со странами ЕС, но будет грустнее. Поэтому искренне недоумеваю, когда слышу заявления представителей наших финансовых властей даже о среднесрочных перспективах укрепления гривны. Было бы значительно лучше и полезнее, если бы они показали динамику нашей национальной валюты, хотя бы на ближайшие два года. Ведь в этом среднесрочном периоде, вероятнее всего, из-за нашего системного кризиса нам не удастся даже за счет корпоративной прибыли компенсировать малые потребительские доходы при высоком уровне безработицы. Не будет соответственно средств на капитальные вложения и техническое перевооружение. Неизвестно когда восстановится рынок труда, особенно на востоке страны, и начнет сокращаться безработица.

     Антикризисные меры, проводимые сегодня нашими властями, с самого начала были и до сих пор остаются бессистемными. Поддержку получают избранные по субъективным критериям коммерческие банки и предприятия, а не вся украинская экономика. Вместо стимулирования наиболее эффективных заводов и комбинатов, которые, например, повысили производительность труда, оказываемая помощь фактически снова консервирует старую структуру экономики, поощряет безответственность и иждивенчество. Что не может приводить к укреплению национальной валюты. Поэтому в текущей ситуации НБУ, вероятнее всего, будет продолжать поддерживать доллар США, чтобы избежать хотя бы лишней волатильности. Гривну будут понемногу ослаблять. Ведь чем сильнее кризис, тем сильнее в рамках данной валютной системы доллар США. Или чем сильнее доллар, тем сильнее кризис.  

Олександр ГОНЧАРОВ,

Директор Інституту розвитку економіки України (www.ireu.org.ua)  

Просмотров: 610