Не одна наша страна, весь мир уже вошел в десятилетие сильной турбулентности. И нынешний кризис, сопоставимый лишь с Великой депрессией в США прошлого века, уже привнес в экономику и политику Украины новые реалии. А наши финансовые власти не учитывают эти новые реалии.

     Сегодня 28 августа на межбанковском валютном рынке Украины торги по американскому доллару открылись следующими котировками 13-14 грн./долл. США, к 12:00 сузился спрэд 13,7-13,9 грн./долл. США. К закрытию торгов ценовые уровни повысились 13,8-13,95 грн./долл. США. Думаю, что этот финансовый и, в частности, валютный кризис представляет собой интеллектуальный вызов для финансистов и, прежде всего, для НБУ и Минфина. Причем, он не был ни для кого неожиданным. Как будто «вдруг» он возник еще в конце 2008 года. А в эти дни к этому системному кризису только добавляются новые угрозы и новые риски.     

     Не одна наша страна, весь мир уже вошел в десятилетие сильной турбулентности. И нынешний кризис, сопоставимый лишь с Великой депрессией в США прошлого века, уже привнес в экономику и политику Украины новые реалии. А наши финансовые власти не учитывают эти новые реалии, продолжают поиск путей борьбы с этим валютным кризисом, выбирая из уже известного за предыдущие десятилетия арсенала методы. Наши денежные власти подобны генералам, готовящимся к предстоящим войнам; но в нашем случае можно готовиться к тому, что ты знаешь, а не – чего не знаешь.     

     К тому же кризис у нас – структурный и системный. Мы из него уже не выйдем без изменения структуры экономики и финансового рынка, без создания принципиально новых секторов, без появления новой модели госрегулирования. Всё это будет идти болезненно и сложно, но зато не будет катастрофы.     

     И всё же, когда на эту тему реформирования украинского финансового рынка начинаю говорить не в кругу экспертов, довольно часто слышу просьбы остановить эту хотя и злободневную, но очень узкоспециализированную тему. Для меня это понятно. Ведь люди всё-таки живут сейчас. Только абсолютные монархии, которых мало в мире, живут интересами будущих поколений, поскольку имеют конкретные имена наследников – детей и внуков действующих монархов. И это относится исключительно к абсолютным, а не к конституционным монархиям.     

     Все остальные общества, включая и наше, живут текущими интересами, и упрекать их в этом, как и то, что они потребили доходы своих будущих поколений, видимо, как у нас говорят: «Безпідставно». Более того, лично верю в то, что будущие поколения будут не глупее нас. Даже успешнее нас разберутся со всеми проблемами. Поэтому сознательно не хочу становиться на сторону тех экспертов, которые упрекают людей за то, что они посдедние двадцать лет прожили в условиях бурного роста своих доходов. Теперь говорить им, что это было плохо, и им надо было отказаться от такого достатка в пользу своих внуков, думаю, это очень сомнительно, и звучит как-то популистски. Дескать, теперь их внуки следующие двадцать лет проживут в нищите.     

     Ну, да, привыкли мы жить с 4% - 5% ростом ВПП Украины и еще более низким уровнем инфляции. Теперь будем жить при 6% падения ВПП страны и 19% инфляции. Что ж, бывает и такое. Однако, такое критическое положение должно нас сильно подтолкнуть к поиску технологических новаций. Думаю, мы их еще не совсем осознали, но уже подходим к рубежу появления, например, новых регулятивных методов.     

     В чем особенность будущего регулирования экономики и финансового рынка Украины? Пока что-то конкретное трудно сказать. Но одно совершенно очевидно. За предыдущие годы НБУ уже дорегулировался, постоянно искажая стоимость денег. И, наконец-то, мы пришли к тому, к чему сегодня пришли. Словом, капитал все предыдущие годы шел в те проекты, которые изначально были не окупаемыми. Деньги тупо тырились по карманам коррумпированных чиновников и банкиров. Отсюда в основном и этот кризис на нашем финансовом рынке.     

     Главное, чтобы наше правительство, в частности, перестало в период валютного кризиса решать проблемы предыдущими методами. Давно пора выходить на новые методы, связанные с комплексным регулированием финансового рынка, включая валютный и фондовый. И обязательно добиваться макроэкономического балансирования. Это интеллектуально делать не сложно, но очень болезненно. Для этого, прежде всего, нужна политическая воля руководства страны. Например, как стабилизировать у нас сейчас национальную валюту при высоком уровне инфляции, это понятно. Вопрос только в том, кто возьмет на себя ответственность за принятое сответствующее решение и назовет кошку кошкой.

     Олександр ГОНЧАРОВ,

     Директор Інституту розвитку економіки України (www.ireu.org.ua)  

Просмотров: 580